Vizyon

Ərdoğanla Putin bir-biri ilə ən yaxşı anlaşan liderlər hesab edilir” – Hasan Oktay

Putin katkılı yeni çözüm sürecinde Türkiye’nin yol haritası ne olmalı?

Azərbaycanı iştirakı ilə daha bir mühüm üçtərəfli format yaradılır

İran Dış Politikası Ve DAEŞ’in Söylemsel Kullanım Süresi: Bölgeselcilik, Anti-ABD, Anti-Suud Dönemi

Путин ответил на ультиматум Тиллерсона: «Скучно, девочки…»

Rusya 12 Nisan 2017
310

Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон, который в понедельник вечером прилетел в Москву, выдвинул России ультиматум с требованием сделать выбор — либо она продолжает оставаться на стороне сирийского президента Башара Асада, Ирана и «Хезболлы», либо присоединяется к США и их единомышленникам. Такое заявление Тиллерсон сделал в итальянском городе Лукка в ходе саммита «Большой семерки» перед отлетом в российскую столицу.

«Мы хотим облегчить страдания сирийского народа. Россия может быть частью этого будущего и сыграть в нем важную роль. Или Россия может продолжать поддерживать эту группу, которая, как мы полагаем, не отвечает ее интересам в долгосрочной перспективе», — цитирует Тиллерсона Associated Press.

Глава Госдепа повторил свое более раннее заявление о том, что пока не ясно, не смогла ли Россия выполнить свои обязательства по уничтожению химического оружия в Сирии или оказалась некомпетентной. В любом случае, это различие «не слишком много значит для мертвого», и США «не допустят, чтобы такое повторилось снова».

Тиллерсон добавил, что пока Вашингтон не знает, как именно произойдет передача власти от Асада, но выразил уверенность в том, что «правление семьи Асада подходит к концу».

О том, что Тиллерсон привезет в Москву ультиматум, западные СМИ написали еще накануне визита. Такие новости со ссылкой на инсайдеров опубликовали, например, The Sunday Times и New York Post. Но тогда некоторые политологи предположили, что это намеренный «вброс» со стороны американской администрации. Однако теперь он превратился во вполне официальную позицию.

Но, похоже, в Кремле на уступки идти не собираются. Вскоре после речи Тиллерсона Владимир Путин, выступая на пресс-конференции с президентом Италии Серджо Маттареллой заявил, что у России есть информация о подготовке провокаций с химоружием в других областях Сирии, в том числе в районе Дамаска. Он добавил, что обвинения в адрес России напоминают ему события 2003 года, когда представитель США Колин Пауэлл показывал пробирку с якобы химическим оружием, обнаруженным в Ираке.

«Я вспоминаю в этой связи наших замечательных писателей Ильфа и Петрова. Хочется сказать: «Скучно, девочки, это мы уже все видели, наблюдали», — добавил президент РФ.

Еще до ультиматума Тиллерсона МИД РФ выпустил собственный комментарий, в котором выражалась надежда на продуктивные переговоры. «Это важно не только для перспектив дальнейшего двустороннего взаимодействия, но и для общей атмосферы на международной арене», — сказано в заявлении. В то же время, в нем подчеркивается, что Россия «не собирается поступаться своими законными интересами и приемлет сотрудничество только на равноправной основе, что и сейчас не всем по нраву в Вашингтоне».

Ультиматум, выдвинутый Тиллерсоном в духе классического «или вы с нами, или против нас», на равноправное сотрудничество похож очень отдаленно. Даже если ранее Москва не исключала какой-то вариант передачи власти в Сирии в результате мирного урегулирования, то теперь это будет выглядеть как сдача собственных интересов под давлением Вашингтона. Бомбардировкой базы ВВС в Сирии, фактическим обвинением России в соучастии в химической атаке, а теперь и открытым требованием выбрать сторону, администрация Дональда Трампа поставила Москву в очень непростое положение. Теперь, как любят говорить аналитики, мяч на стороне Кремля, вопрос в том, что он с ним будет делать?

Доцент Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко убежден, что в таких переговорах США понимают только силу.

— Мы получили очередное подтверждение преемственности курсов американских администраций. Трамп показывает, что в его политике гораздо больше общего с политикой Обамы, чем различий. Надежды на то, что эта администрация будет чем-то отличаться от предыдущей, не оправдались. Она продолжает ее курс так же, как Обама продолжал курс Буша-младшего, только и всего.

«СП»: — Но Трамп показал, что готов действовать более жестко, нанеся удар по базе ВВС США…

— На самом деле, американцы наносят удары по Сирии в обход ООН с сентября 2014 года. Они постоянно показывают, что готовы применить силу.

«СП»: — Что Москва должна ответить на этот ультиматум?

— Американцы слышат и понимают только один язык — язык силы. Когда Россия говорит на этом языке, тогда они садятся за стол переговоров, как было, например, в случае с Осетией. Если же Россия отступает и показывает слабость, они решают, что нужно идти до самого конца. Как только мы согласимся на переговоры по отстранению Асада от власти, они начнут давить дальше.

Я бы сказал, что нынешний механизм давления был заложен 30 декабря прошлого года, когда Россия отказалась высылать американских дипломатов в ответ на аналогичные действия Обамы. Американцы после этого сочли, что Путин любой ценой хочет договориться с Трампом, а, значит, надо давить.

«СП»: — Жесткая позиция с обеих сторон не приведет к дальнейшей эскалации ситуации?

— Сначала приведет, но по опыту можно сказать, что как только Россия указывает границы готовности применить силу, американцы отступают. А вот там, где готовность отступить демонстрируем мы, они начинают давить, и в итоге нам все равно приходится идти на эскалацию, но уже с потерей лица.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов считает, что Россия должна отказаться от ограничений, вызванных завышенными ожиданиями от новой администрации США.

— Переговоры с Тиллерсоном — это не те переговоры, на которых может что-то решаться. Они проводятся для рекогносцировки, в том числе и для российских дипломатов, которые могут лучше понять мотивы нынешней администрации или групп влияния в ней. Сам Тиллерсон не выглядит человеком, который может серьезно влиять на внешнюю политику США. Он остается главой департамента без самого департамента, так как лояльность чиновников Госдепа Трампу под большим вопросом. Поэтому от этих переговоров ничего ждать не стоит.

В то же время, Россия не должна позволять говорить с собой языком ультиматумов. Тем более что сейчас нет никаких предпосылок для того, чтобы такому языку предаваться. Американцы как не были готовы к наземной операции в Сирии, так не готовы и сейчас. А без этого качественно их воздействие на ситуацию не изменится. Демонстрация приверженности прежней позиции кажется мне наиболее вероятным и разумным реагированием со стороны Москвы.

«СП»: — Но все же, такие ультиматумы не делаются только для красного словца, как нужно вести себя с администрацией США после этого?

— Очевидно, что закончилась эпоха необоснованно завышенных ожиданий по поводу отношений с новой администрацией и неких ограничений, связанных с этими ожиданиями. Теперь Москва может от этих ограничений отказаться и начать точно так же ставить западных партнеров перед фактом, как делают они, в том числе в конфликтных ситуациях. Причем не только и не столько в отношении Сирии, сколько в отношении Украины. Россия сама должна формировать повестку и ставить партнеров перед фактом, а не ждать их позиции, и реагировать на нее. Тем более в ситуации, когда Трамп явно не хочет делать ходов по Украине первым.

Что стоит за сенсационным заявлением Совместного командного центра боевых действий в Сирии про «красную черту»
«СП»: — Не приведет ли все это к ухудшению ситуации — новым санкциям, обострению конфликта?

— Никто не хочет ни военных столкновений, ни новых удушающих санкций. Новые санкции против отдельных предприятий периодически применяются, это стало уже рутиной. Кстати, они уже вводились и при Трампе. Но удушающих санкций по широкому фронту, вроде ограничения продажи нефти, я бы сейчас не ожидал. Они скорее возможны в контексте новой эскалации на Украине, если она произойдет, чем из-за Сирии.

Мария Безчастная

Yorumlar