Təzəpir İmamı : Mircəfər Eyyubov Kasem Süleymanini bəşəriyyətə xidmət edən sərkərdə və şəhid adlandırıb

АРМЕНИЯ СТАЛА НА ПУТИ ПОСТРОЕНИЯ НОВОГО МИРОПОРЯДКА

ABD’nin Ankara Büyükelçiliği’ne atanan David Satterfield’in doğduğu şehirde terör saldırısı!

Kürdistan’ın Domino Taşları ve Türkiye

Почему татары могут, а кавказцы – нет?

Gündem, Rusya 27 Haziran 2017
468
MAKEDONYA'DA SINAVSIZ ÜNİVERSİTE

Еще одна причина, по которой языки Северного Кавказа вымирают
Во всех республиках Северного Кавказа имеются государственные языки, закрепленные в конституциях этих регионов. Но, кажется, ни одна республика не намерена на деле поддерживать престиж госязыков на сайтах органов власти. Так, даже министерства, которые отвечают за национальную политику, а соответственно, и за ее языковую составляющую, в реальности демонстрируют безразличное отношение к государственным языкам республик.

Иначе как интерпретировать отсутствие местных языков на сайтах министерств по делам национальностей или других аналогичных органов в СКФО? Про другие органы государственной власти и говорить не приходится. “Кавказ.Реалии” сообщал о значительном спаде количества носителей региональных языков в СКФО.

Для сравнения Миннац Удмуртии предлагает посетителям контент не только на русском, но и удмуртском языке. Интерфейс сайта можно переключить полностью на региональный язык. А в Башкортостане башкирский язык представлен на сайтах практически всех органов исполнительной власти субъекта. Не только материалы, но и интерфейс сайта министерства ЖКХ республики доступны на региональном языке.

Татарстан пошел еще дальше. Буквально все органы правительства республики предоставляют возможность следить за деятельностью ведомств не только на русском и татарском, но и английском. Причем интересен и порядок языковых версий – первым идет татарский, затем следует русский, последним представлен английский. О формальном подходе к делу говорить не приходится, поскольку обновляются материалы на региональных языках довольно часто.

В общественном сознании россиян преобладает образ кавказцев как консервативных и слабо интегрированных в российские реалии людей. Нередко политики федерального уровня заявляют, что Северный Кавказ находится вне правового поля России. Однако существует целый ряд гораздо более интегрированных субъектов, скажем, финно-угорские республики, которые активнее занимаются укреплением престижа своих госязыков, нежели южане.

Сайт органов государственной власти Республики Марий Эл, к примеру, представлен на региональном языке. Обновляется он регулярно. В Карелии, где местные языки даже формально не являются государственными, обращение врио главы региона на официальном сайте хотя и нельзя прочитать на карельском, но можно на финском, родном языке двух процентов населения республики.

На Северном Кавказе, похоже, нет понимания важности присутствия местных языков в правительственных органах. Вот и пресс-секретарь Миннаца Ингушетии на вопрос об отсутствии ингушской версии сайта ведомства ответил вопросом: “А зачем она нам?”. А возражение корреспондента “Кавказ.Реалии” со ссылкой на Конституцию Ингушетии, в которой прописано, что ингушский и русский являются государственными языками республики и вовсе вызвало недоуменную реакцию: “Да?”.

14-я статья Конституции Ингушетии помимо прочего гласит, что сохранение, защита и развитие ингушского языка является обязанностью государства. Однако в Миннаце региона этого, видимо, не знают.

Рамазан Алпаут
https://www.kavkazr.com/a/pochemu-tatary-mogut-a-kavkaztsy-net/28568462.html

Yorumlar