Türkiyə bu seçkilərə hazırlaşa bilmədi”

Эксперты прогнозируют победу Эрдогана на президентских выборах в Турции

Beşinci Nesil Uçaklara üzerine : F 35 – Su 57 (Birinci Bölüm)

Güney Kore Cumhurbaşkanı Moon’un Rusya Ziyareti

Ереван испытывает терпение Москвы

Ermenistan, Rusya 3 Mayıs 2016
581

Ереван испытывает терпение Москвы
putinsarkisyan
Названа примерная дата, когда Армения будет вынуждена сесть за стол переговоров с Азербайджаном вопреки истеричному заявлению армянского президента Сержа Саргсяна, заявившего об отказе от переговорного процесса на фоне успешных для Азербайджана боевых действий в Карабахе. Произойдет это достаточно скоро – в течение двух недель. Так считает бывший заместитель министра иностранных дел России, директор Фонда «Центр политических исследований» Андрей Федоров.

А.Федоров стал гостем выпуска аналитической программы «Акцент» на портале «Москва-Баку». Он, как отмечает ведущий «Акцента» Сергей Строкань, является весьма информированным инсайдером. Но обо всем по порядку.

Начнем с того, что в Ереване вновь началась волна возмущения в связи с тем, что российское оружие до сих пор не дошло до Армении. Сегодня с очередным заявлением по этому поводу выступил “Союз информированных граждан” Армении, который попытался выяснить у правительства Армении, получили ли вооруженные силы Армении оружие или хоть какие-то товары военного назначения. Получив ответ на запрос, выяснили, что армянская сторона по состоянию на 29 апреля 2016 года не получила ни оружия, ни других товаров военного назначения.

«Такая медленная поставка оружия в Армению (10 месяцев) непонятна, учитывая, с какой скоростью Россия поставляет оружие в Азербайджан, Ирак, Сирию и другие страны, находящиеся в военном конфликте», – отмечают в Ереване.

Однако все становится на свои места, если послушать экс-замминистра иностранных дел РФ Андрея Федорова. И задержка с поставками оружия, судя по всему, является еще одним элементом давления Москвы на Ереван.

По словам А.Федорова, четыре дня апрельских интенсивных столкновений в зоне нагорно-карабахского конфликта между ВС Азербайджана и Армении накалили ситуацию настолько, что устоявшийся старый подход к конфликту был перевернут. «Был определенный статус-кво, его без особых усилий пытались сохранять. Сейчас эта ситуация изменилась. И Ереван после произошедших событий не может находиться в том же положении, в котором он был раньше, ему в этом конфликте нужна новая переговорная позиция, причем новая позиция не в рамках работы Минской группы ОБСЕ, а позиция прямых переговоров с Азербайджаном при посредничестве Москвы. А как мне известно, такой новой позиции в Ереване сейчас нет».

По словам Федорова, в дипломатии есть такое правило: никогда не выходи на переговоры, если у тебя нет позиции. «Сегодня Еревану сформулировать позицию мешает очень многое. Первое – это царящий сегодня в Армении внутриполитический настрой, и это настрой на конфронтацию, а не на переговоры. Потому что многие в руководстве Армении, в том числе военном, считают, что Армения не отстояла в полной мере свою позицию. Этот конфронтационный подход на самом деле был всегда, просто он не проявлялся в полной мере, а сейчас, в связи с апрельскими событиями, он обострился.

У многих политиков в Ереване существует совершенно правильное понимание того, что давление на Армению со стороны России и других стран будет только нарастать и что в определенный момент на этом фоне придется отступить. Так вот, сейчас, с моей точки зрения, Ереван и не готов отступить, у него нет позиций для отступления, а стоять на старой позиции для Еревана уже просто не представляется возможным. Если Ереван будет отступать, то это означает, что ему придется чем-то пожертвовать. А жертвовать сейчас – значит оказаться в проигрышной ситуации».

Российский дипломат уверен, что сейчас официальные лица в Ереване испытывают растерянность, они не знают, что делать дальше. «Они очень не хотят оказаться в ситуации, когда им придется быть одним против всех. И этого в Ереване сейчас пытаются любой ценой избежать, и поэтому тянут время. Они пытаются найти какой-то внутренний компромисс, понять, с чем можно выйти на переговоры».

На вопрос ведущего: «Что должно случиться, чтобы возможность выйти на переговоры появилась и сколько еще придется ждать?», А.Федоров заявил, что речь идет о максимум двух неделях. Как выясняется, президент Армении в ближайшее время проведет новые консультации с российским руководством по теме переговоров, и только после этого произойдет определенная подвижка.

«Совершенно понятно одно, что в этой ситуации Еревану нельзя уйти от переговоров, поскольку в этом случае его позиция будет абсолютно проигрышной. Затягивать – да, Ереван может, поскольку даже Россия сейчас будет занята 9 мая. Но позже Еревану все равно придется выходить на переговоры.

И Москва может предстать в очень интересном качестве – не просто как посредник, а как посредник-наблюдатель. То, какую роль будет играть Москва в урегулировании карабахского конфликта зависит от того, будет она принуждать стороны к переговорам или терпеливо дожидаться, пока обе стороны (хотя Азербайджан уже подтвердил свою готовность к переговорам) проявят свою готовность вести диалог, а это очень большая разница».

Но есть ли у Москвы средство воздействия на Ереван? По мнению А.Федорова, интервью Саргсяна агентству Bloomberg (в ходе которого он и заявил о выходе из переговорного процесса – haqqin.az) показывает, что Серж Саргсян как президент Армении очень не хочет ситуации принуждения к переговорам. Он хочет выиграть время и попытаться найти какой-то консенсус внутри военно-политического руководства Армении, и только потом, еще раз переговорив с Москвой, заявить, что он готов идти на переговоры.

В Ереване понимают, что нынешняя ситуация рано или поздно приведет к тому, что Москва начнет давить. Российский эксперт утверждает, что в ходе недавнего визита в Ереван министр иностранных дел России Сергей Лавров привез самое главное – настоятельную просьбу к армянской стороне начать переговоры, а также исключить новые военные столкновения, которые могли бы привести к новым человеческим жертвам.

«Готовность Азербайджана к переговорам – это очень важный политический сигнал, и не столько Еревану, сколько Москве. Потому что, если бы обе стороны – и Баку, и Ереван говорили, что им не нужны переговоры и Москва, как посредник, ничего не может сделать, это была бы одна ситуация. А мы видим другую ситуацию: в Баку говорят, что они готовы сесть за стол переговоров без каких-либо особых предварительных условий, что они готовы начать диалог. А вторая сторона – Армения – говорит, что она не готова к переговорам. В итоге получается, что выигрывает та сторона, которая готова. В дипломатии так было всегда.

Потому что та сторона, которая говорит, что готова к переговорам, занимает логическую позицию, и это значит, что у Баку есть вариант действий, есть своя внутренняя логика, о которой они, может быть, заявят заранее, может быть, в ходе переговоров. Иными словами, если я говорю, что готов к переговорам, значит, я понимаю, зачем я иду на эти переговоры».

По словам А.Федорова, есть еще один очень деликатный момент. Это вопрос о миротворцах. «Миротворцы, направляемые любой страной (и это показывает опыт и Ливана, и Кипра), связывают руки. И в данном случае они свяжут руки обеим сторонам, причем Армении, конечно, в большей степени», убежден эксперт.

«Контроль над территорией можно сохранить двумя способами: силой и посредством юридических норм. Как видим, через юридические нормы не получается. В Армении очень хорошо понимают, что с правовой точки зрения они не выиграют ситуацию с Нагорным Карабахом c учетом резолюций ООН и т.д. А значит, что для Армении остается? Остается возможность поддержания «уголька» горячим за счет военных действий. Любые миротворцы этот «уголек» тушат. При отсутствии миротворцев на территории можно организовать все, что угодно, миротворцы же не позволят «угольку» превратиться в «пламя».

С моей точки зрения в этом вопросе есть определенное противоречие. С одной стороны, Армения заинтересована в том, чтобы Нагорный Карабах оставался под ее контролем. С другой стороны, без постоянного внимания к этой теме, Армения будет лишена очень многого: и интереса со стороны других государств, и со стороны мирового сообщества в целом.

Также важно обозначить следующий момент, связанный с миротворцами. Если Россия примет решение отправить на территорию в зону нагорно-карабахского конфликта миротворцев, это значит, что она берет на себя определенные политические обязательства, и эти политические обязательства должны быть сбалансированы между Ереваном и Баку, а это очень сложно. Миротворцы – это уже не просто переговоры между сторонами, не просто техническое решение – взял и отправил взвод, это уже формирование определенного механизма, в котором задействовано большое количество людей, это система мониторинга и т.д.».

Дипломат убежден: окончательная позиция Еревана не по Нагорному Карабаху, а по переговорному процессу не может быть сформулирована без дополнительных консультаций с Россией. «И я предполагаю, что в течение 10-12 дней после 9 мая пройдут эти дополнительные консультации, и только после этого переговорный процесс может быть запущен».

При этом, как подчеркивает эксперт, Москва может принудить Армению к переговорам. «И механизмов такого принуждения очень много».

– Можно ли считать, что принуждение к переговорам – это и есть та повестка, та задача ближайших дней и недель, над чем должна работать российская дипломатия?, – спросил ведущий программы.

– Она уже над этим работает. Просто так совпало, что в России сейчас грядут большие праздники, к тому же у президента России Владимира Путина сейчас очень плотный график, предстоят очень сложные переговоры с премьером Японии в Сочи. И сформирована весьма плотная повестка дня, которую Путин будет вынужден тянуть на себе. Так что будем после 9-10 мая ждать подвижки в позиции Армении. И я вас уверяю, она будет обязательно. Просто потому, что Россия больше не может оставаться в положении нейтрального наблюдателя.

… Но я полностью согласен с теми экспертами, которые говорят о том, что внутри Армении переговоры будут восприниматься негативно, поскольку одно дело – выходить на них с позиции силы, другое дело – выходить на них под внешним давлением, и не только, кстати сказать, Москвы.

– При несформулированной позиции Еревана, в условиях, когда Ереван говорит «нет» переговорам, не окажется ли в итоге Ереван один на один со своими проблемами?

– Я думаю, что Ереван может оказаться в определенной изоляции, потому что ни у Москвы, ни у других, не будет желания его долго упрашивать. Для Армении будет худшей ситуацией, если она окажется в одиночестве. Отказ Еревана от переговоров приведет к тому, что остальные участники мирного процесса просто потеряют терпение, и все понимают, что отсутствие переговоров чревато возможностью новых конфронтационных действий.

Отсутствие готовности Армении к переговорам будет означать изменение позиции тех государств, которые являются участниками мирного процесса в целом, в том числе, позиции России.
http://haqqin.az/news/69476

Yorumlar