KAFKASSAM – Kafkasya Stratejik Araştırmalar Merkezi

  1. Anasayfa
  2. »
  3. Ermenistan
  4. »
  5. Станислав Тарасов: ПАШИНЯН ЗАТЕВАЕТ В ЗАКАВКАЗЬЕ НОВУЮ ГЕОПОЛИТИЧЕСКУЮ КОМБИНАЦИЮ

Станислав Тарасов: ПАШИНЯН ЗАТЕВАЕТ В ЗАКАВКАЗЬЕ НОВУЮ ГЕОПОЛИТИЧЕСКУЮ КОМБИНАЦИЮ

Kafkassam Editör Kafkassam Editör - - 10 dk okuma süresi
197 0

Премьер-министр Армении Никол Пашинян вновь привлек к себе повышенное политическое внимание. Он решил предать гласности свои показания на заседании комиссии по расследованию обстоятельств 44-дневной войны. Точнее, раскрыть материалы так называемого карабахского досье, которое хранится в архиве МИД Армении и к которому имеет доступ ограниченный круг лиц. Поэтому многие приведенные им данные выглядят сенсационными. Приведем всего несколько озвученных им сюжетов.

Так, он раскрыл содержание документов, которые были в распоряжении Стамбульского саммита ОБСЕ в 1999 году, в котором содержался пункт о возможном обмене территориями между Арменией и Азербайджаном.

«В нем, в частности, отмечается, что НКАО, Шушинский и Лачинский районы в границах 1988 года передаются Армении, а Мегринский район (Западный Зангезур) – Азербайджану, – рассказывает Пашинян. – Второй пункт предполагает передачу Азербайджану Физули, Зангилана, Агдама, Джебраила, Губадлы, Кельбаджара и Шаумяна (в 1991 году решением Верховного Совета Азербайджанской Республики район был упразднен и включен в состав Геранбойского района)».

Кроме того, по его словам, существующие в советское время анклавы передавались странам, которые их окружают. Армения должна была вывести войска из Мегри в течение 60 дней. Этот район должен был быть заселен гражданами Азербайджана.

Но этот документ, как говорит Пашинян, «не был принят», хотя, по его мнению, он трансформировался в Ки-Уэстский документ, «который предполагал предоставление Азербайджану экстерриториального коридора в обмен на Лачинский».

Далее Пашинян, ссылаясь на статью первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, опубликованную 1 ноября 1998 года, утверждает, что «карабахским вопросом на экспертном уровне владели только шесть человек – Аркадий Гукасян, Роберт Кочарян, Александр Арзуманян, Вардан Осканян, Жирайр Липарян и сам Тер-Петросян.

«А какой они обладали информацией?, – задается риторическим вопросом Пашинян. – По большому счету, никакого секрета в этом не было, поскольку все секреты были сформулированы в публичных документах, которые в то время не были напрямую доступны общественности, потому что не было интернета и социальных сетей».

Более того, Пашинян утверждает, что принятые в 1993 году Советом Безопасности ООН четыре резолюции по карабахскому конфликту, «Нагорный Карабах называют регионом Азербайджана».

Пашинян также заявил, что Карабах стал азербайджанским уже при президенте Армении Роберте Кочаряне. По его словам, Кочарян, считая подход первого президента Левона Тер-Петросяна по Карабаху пораженческим, сделал шаги по укреплению уже существовавшей архитектуры процесса. Пашинян убежден, что все принятые им документы предполагали решение карабахского конфликта в рамках территориальной целостности Азербайджана, а также реализацию права Нагорного Карабаха на самоопределение, но в контексте соблюдения принципа территориальной целостности.

«Кочарян лишил Карабах возможности участия в переговорах, лишил его единственного международно признанного статуса, предполагающего нахождение за одним столом с Россией, США, Францией, Азербайджаном и Арменией», – отметил он.

Главная интрига тут в том, что Пашинян пытается выдать некоторые материалы из карабахского досье, которые находятся не только в Армении, но и в Азербайджане, и которые имели характер рабочей гипотезы, за какое-то обвинительное заключение в адрес прежних руководителей Армении. Поэтому, когда Пашинян начинает оперировать историческим материалом, необходимо задумываться о целях и задачах, которые он пытается решать за счет воспроизводства ушедших в историю политических инструментов. И всегда встает вопрос: кто конкретно за этим стоит, какая именно политическая логика скрывается за этим приемом, и какую проблему пытается он, или стоящие за ним силы, сейчас вытащить на политическую сцену.

Мы же начнем с того, что в 1999 году с планом обмена территориями между Арменией и Азербайджаном выступил Гарри Гилмор, посол США в Армении. Но если быть последовательным, то посол Гилмор был далеко не первым. Первым был все же также американский «План Гобла». Известны два варианта его плана по карабахскому урегулированию. Первый появился в январе 1992 года. Второй – в 1996 году, и был одобрен и поддержан администрацией Джорджа Буша-старшего. В отношении первого варианта плана Пол Гобл позже признал, что допустил «большую ошибку», поскольку «не понял, какое психологическое значение для Армении имеет общая граница с Ираном». Что же касается «Гобла-2», то он определял следующие позиции: обмен южной части Армении (район Мегри) на западную часть Нахичеванской автономии; НКР вместе с Лачинским коридором объявить либо частью Армении, либо предоставить независимость; разблокировка армяно-турецкой границы; решить проблему неанклавного существования Нахичеванской автономии Азербайджана; сохранить границу между Арменией и Ираном.

Но план Гобла так и остался только планом на бумаге, хотя утверждается, что он с различными вариациями обсуждался на встрече президентов Армении и Азербайджана в Рамбуйе в 2006 году. «План Гилмора» – модернизированный вариант «плана Гобла» получил развитие только по дипломатическим каналам, не вышел за рамки «келейных политических контактов». Но об этом Пашинян почему-то умалчивает. Как и о том, что в тот период американская дипломатия считала карабахскую проблему как производную от проблемы отношений Армении с Турцией, а не с Азербайджаном. Потому, что «плана Гилмора» не предусматривал возвращения Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана. Более того, создание «базового» подхода к урегулированию предусматривалось на основе открытых для использования институциональных коммуникационных коридоров между Турцией, Арменией и Азербайджаном.

Сначала достижение договоренностей в части развития экономических отношений, потом – акты политического признания друг друга. Предполагалась и схема создания четырех коммуникационных «коридоров»: Карс – Гюмри – Казах; Карс – Ерасх – Нахичевань – Мегри – Алят – Баку; Нахичевань – Лачин – Степанакерт – Евлах. Они должны были контролироваться ограниченными воинскими контингентами США, Турции, Франции, Греции, Норвегии, других стран НАТО. Помимо этого, «план Гилмора» исключал существование такого механизма карабахского урегулирования как Минская группа ОБСЕ, апеллировал к возможности решения экономических проблем в треугольнике Армения – Азербайджан – Турция под прикрытием «западного зонтика», но без какого-либо участия Ирана и России.

Но именно Азербайджан не принял такой проект. Он акцентировал внимание на резолюции СБ ООН, пытаясь лишить ЕС возможности провести урегулирование карабахского конфликта по «принципу Косово». Кстати, все эти материалы имеются в карабахском досье, но игнорируются Пашиняном. Поэтому сложно судить о конечной цели затеваемой им очередной геополитической комбинации, связанной с дискредитированными проектами по обмену территориями. Перспективы таких шагов со стороны Еревана, а также новые возможные геополитические реалии еще нуждаются в тщательном анализе и осмыслении. Пока же ситуация в регионе продолжает носить неустойчивый характер.

İlgili Yazılar

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak. Gerekli alanlar * ile işaretlenmişlerdir