Osetler ve Çeçen-Kistler Gürcistan’ı Anayurt olarak Tanımlıyor

Առաջին ձնծաղիկները Բաքվից. Հրճված են Փաշինյանի ելույթից

Çin ABD savaşının ayak sesleri

İran’a karşı havuç, sopa ve silah politikası

История признания

Gündem 18 Ocak 2017
471

К вопросу принятия де-факто государственной независимости Азербайджана на Парижской мирной конференции

ИССЛЕДОВАНИЕ

Признание де-факто государственной независимости Азербайджана Верховным советом Антанты являлось основной целью азербайджанской дипломатической делегации на Парижской мирной конференции, прибывшей во главе с А.М.Топчубаши в столицу Франции 9 мая 1919 года.

Протекавший в историческом контексте международных отношений той эпохи процесс признания Азербайджанского государства оказался длительным, нелегким и потребовал массу усилий со стороны членов азербайджанской дипломатической делегации в Париже.

С середины июня 1919 года основной акцент в деятельности азербайджанской, также как и грузинской и северокавказской делегаций был направлен в сторону борьбы с притязаниями сформированного в Омске белого правительства адмирала А.Колчака быть признанным в качестве официального правительства территорий, ранее входивших в состав распавшейся империи Романовых. Исходя из лозунга «единой и неделимой России», начертанной на их знаменах, руководители русского белого движения отказывались признать право на независимость нерусских народов бывшей Российской империи, делая исключение лишь для поляков.

Следует отметить, что в вопросе отношения к Колчаку острые разногласия имели место и в самом правительстве Англии, главном союзнике белых в деле поставок им помощи оружием, снаряжением и обмундированием.

Уинстон Черчилль, военный министр Британской империи, являлся решительным сторонником Колчака, Деникина и других белых генералов, с безразличием, а зачастую и враждебно относясь к национальным чаяниям нерусских народов. Полагая, что Кавказ должен вернуться в состав России после свержения большевизма, он считал, что английским войска следовало оставаться там лишь для того, чтобы обеспечить тыл Деникину, не давая возможности местным правительствам предпринять против него какие-либо действия.

Полностью противоположной точки зрения придерживался лорд Джордж Керзон, с лета 1919 года исполнявший функции действующего министра иностранных дел, а в октябре того же года и официально занявший эту должность. Бывший вице-король Индии, отлично понимавший, что целью любого русского имперского правительства неизбежно станет экспансия на Юг и Ближний Восток, ставящая под угрозу британские интересы в этих регионах, Керзон выступал за создание независимых государств не только на Кавказе, но и в Центральной Азии. Это должно было послужить надежным барьером на пути дальнейшей экспансии русского империализма.

По той же причине британские офицеры, находящиеся на Кавказе, в основном также делились на две категории. Офицерский корпус дислоцированных с конца 1918 года по линии Баку-Батуми частей 27-й английской дивизии, состоящий из офицеров т.н. «индийской службы», как правило, отрицательно относился и к белому, и к красному русскому империализму. Напротив, офицеры, служащие в годы Первой мировой войны в английских частях на Западном фронте, с сочувствием относились к белому движению, видя в них вчерашних союзников.

Премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж, не особенно веря и сочувствуя русскому белому движению, выступал в роли своего рода регулятора отношений между Черчиллем и Керзоном, в принципе, неплохо относясь к малым нациям бывшей империи Романовых. Тем не менее, основным приоритетом для него являлось избавление от непосильного финансового бремени, тяготевшего над Лондоном после окончания Первой мировой войны. Именно с этой точки зрения Ллойд Джордж рассматривал как вопрос военной помощи оперировавшей в Южной России Добровольческой армии генерала А.Деникина, так и пребывания британских войск на Кавказе.

Еще в марте 1919 года вопрос пребывания британских войск на Кавказе стал предметом особого обсуждения в Кабинете министров, где Ллойд Джордж, Черчилль и Керзон высказали свое мнение по этому вопросу. Понимая, что по финансовым причинам Англии придется вывести войска с Южного Кавказа, как и то, что в этом случае Грузия и Азербайджан останутся один на один с Добровольческой армией, Керзон выдвинул свою схему урегулирования проблемы, сводившей к минимуму, хотя бы в ближайшем будущем, риск оккупации белыми республик Закавказья.

6 марта Межведомственный комитет, собравшийся под председательством лорда Керзона, решил рекомендовать правительству следующую трехстороннюю политику:

1. Начать подготовку к эвакуации с Кавказа.
2. В качестве компенсации за это снабдить генерала Деникина оружием и военным снаряжением, а также послать в Екатеринодар (ныне Краснодар – Авт.)Британскую военную миссию.
3. Сделать условием подобной поддержки то, что генерал Деникин не должен вмешиваться в дела независимых государств Кавказа.

Таким образом, Керзон рассматривал снабжение оружием генерала Деникина, с одной стороны, в качестве средства борьбы с большевизмом, а с другой – предотвратить возможность агрессии Добровольческой армии против закавказских государств. По словам Керзона, следовало затянуть снабжение Добровольческой армии на несколько месяцев, выдавая оружие поэтапно, чтобы тем самым сохранить контроль над Деникиным.

Хотя Черчилль и не испытывал симпатий к Азербайджану и Грузии, он был также против втягивания Деникина в конфликт с этими республиками, справедливо полагая, что это ведет к распылению белых сил, основной целью которых является борьба с русскими большевиками. В итоге упомянутая схема взаимоотношений с Деникиным была принята, что позволило Лондону обрести необходимый рычаг давления на Добровольческую армию, несмотря на то, что уже к сентябрю 1919 года британские войска были выведены из Азербайджана. Хотя во второй половине июля 1919-го Добровольческой армии удалось временно оккупировать Северный Кавказ, создав непосредственную угрозу Азербайджану со стороны Дагестана и Каспийского моря, но зависящий от военной помощи стран Антанты Деникин так и не решился на вторжение в Закавказье.

В том же месяце Керзону удалось добиться назначения на пост Верховного комиссара Великобритании в Закавказье Оливера Уордропа, одного из основоположников английского грузиноведения, известного специалиста по Кавказу и в целом убежденного сторонника независимости кавказских народов. Еще 5 августа, до своего отбытия в Тифлис, Уордроп обратился к Керзону со своими рекомендациями, в числе которых одним из главных фигурировал вопрос признания Лондоном независимости государств Закавказья.

По мнению Уордропа, Британии следовало признать эти республики, как это уже сделали в 1918 году Германия и Турция, признавшие Грузию и Азербайджан. В случае если это решение невозможно принять немедленно, Лондон должен был предоставить Уордропу право «сообщить трем республиками, что правительство Его Величества готово признать их, как только они дадут несомненное доказательство своего намерения жить в мире и дружбе друг с другом и поддерживать доброжелательное отношение к генералу Деникину, поскольку его политика направлена на поддержку свободного и демократического правительства, реально представляющего возрожденную Россию».

12 августа, в день своего отъезда на Кавказ, Уордроп сам нанес визит азербайджанской делегации, произведя на Топчубаши хорошее впечатление. В полной мере понимая важность регионального сотрудничества для государственной независимости народов Закавказья, в своей беседе Уордроп сделал главный акцент на необходимости максимального сближения Азербайджана, Грузии и Армении.

Прибыв 29 августа в Тифлис, где представители грузинского правительства устроили ему восторженное приветствие, Уордроп сразу же принял меры для структурной организации своего комиссариата. Во все важные города Южного Кавказа были назначены подчиненные ему офицеры, целью которых являлось своевременно и точно информировать Верховного комиссара о событиях на местах.

В Баку таким представителем Верховного комиссариата был назначен родившийся в Индии полковник Клод Бейфилд Стокс, кадровый разведчик, бывший в 1907-1911 гг. английским военным атташе в Тегеране, а затем до начала Первой мировой войны служивший в разведывательном отделе Генерального штаба индийской армии.

Как и большинство других британских офицеров «индийской службы» и в силу занимаемых им должностей, Стокс был хорошо осведомлен об имперских амбициях России на Ближнем Востоке. По словам самого Стокса, он чрезвычайно хорошо относился к азербайджанцам, являясь убежденным сторонником независимости Азербайджана и Грузии.

Продолжение следует

Георгий МАМУЛИА,
историк, доктор наук,
сотрудник Парижской высшей школы
общественных наук, дипломат;

Рамиз АБУТАЛЫБОВ,
исследователь истории
азербайджанской эмиграции, дипломат

Yorumlar