«Իրավիճակն իսկապես պայթյունավտանգ է». Մանվել Սարգսյան

Sumgait olayını dönemin SSCB Başkanı Gorbaçov yaptırdı

Forbes en değerli 20 Rus internet şirketini açıkladı

Rusya Suriye’de Fosfat üretme planları, İranın Uranyum Arayışı

Фуад Чырагов:«В документе Сената Франции не утверждают, что нужно признать Карабах…»

Gündem 24 Kasım 2020
49

Военные действия в Карабахе наглядно продемонстрировали, какие страны дружественные, а какие враждебно настроены по отношению к Азербайджану. За 44 дня войны многими странами были сделаны различного рода заявления.

Среди всех стран, Франция выделилась особой предвзятостью в отношении Азербайджана и, будучи членом МГ ОБСЕ, показала себя с наихудшей стороны. Помимо Парижа многие европейские организации под влиянием армянских лоббистов делали не очень приятные заявления. Но даже, несмотря на то, что военные действия завершены, война армянского лобби и проармянских сил в Европе против Азербайджана не окончена. Сейчас уже в сенате Франции обсуждают вопрос о признании Карабаха.

Об отношениях Азербайджана и Франции, а также об интеграции Азербайджана в ЕС, рассказал в интервью с # глава отдела Центра международных отношений Азербайджана Фуад Чирагов.

-Как вы оцениваете идею сената Франции признать Карабах? Насколько этот документ имеет под собой юридическую основу, и как он будет влиять на двусторонние отношения?

-Начнем с того, что в документе сената Франции написано, что они советуют рассмотреть признание Карабаха, а не призывают, как преподносит армянская сторона. Они не утверждают, что нужно признать Карабах, но даже в такой постановке они вынуждены учитывать международное право, а это резолюции СБ ООН и куча документов, которые принимали в рамках ЕС, где всегда голосовала и Франция.

Кроме того, нужно сказать, что данная инициатива исходит от оппозиционных партий, тем самым они пытаются надавить на Азербайджан, но у них нет никаких международных оснований для признания Карабаха. Поэтому эта инициатива ничего более, чем лоббисткая работа тех политиков, которые получают какие-то голоса и финансовую поддержку от армян и местных армянских бизнесменов, и теперь для отчетности перед этими армянскими кругами эти сенаторы решили пойти на такой шаг.

С другой стороны, мы не должны забывать, что в прошлом году были аннулировали соглашения о городах-побратимах между французскими и карабахскими городами. Иными словами с юридической точки зрения эти города никак не признаются. Европейская правовая основа и даже французская правовая база не дают никаких оснований признавать Карабах как какой-либо субъект. Нужно понимать, что данная инициатива – этот тот максимум, что могут сделать лоббисты армян во Франции.

-Франция за время войны показала себя с очень негативной стороны. Как вы видите дальнейшее развитие отношений Парижа и Баку? Возможно ли, что эти отношения нормализуются после ухода Макрона от власти?

-Отношения будут постепенно улучшаться. Правда должно пройти время, конфликт должен остыть, и все должны уже смириться с ним как с случившимся фактом, который уже никак не изменить. Франция еще обратится к Азербайджану, я вас уверяю. Им еще придется обращаться к нам для того, чтобы продвигать какие-то свои интересы в регионе, получить доступ к экономическим проектам и так далее. Что они могут взять с Армении? Парижу придется нормализовать эти отношения, они в этом больше заинтересованы, чем мы.

Поэтому мне кажется, что отношения через определенное время будут нормализованы, но мы этого никогда не забудем. Мы всегда должны помнить, кто в этой войне был на нашей стороне, а кто нет. Кто наш друг, а кто нет. Многое после этого будет зависеть от самой Франции, потому что именно они нарушили баланс нейтральности. Но на сегодня однозначно можно сказать, что во время президентства Макрона, у нас не будет того уровня отношений, который был раньше.

-Но проблема в том, что главный оппонент Макрона, Мари Ле Пен, тоже проармянский политик Франции…

-Они все бывают проармянскими политиками, когда становятся кандидатами, но когда приходят к власти, им приходится менять свои определенные взгляды. Им просто придется учитывать интересы самой Франции. Национальные интересы Парижа говорят о том, что им нужно улучшать отношения с Баку, если они хотят иметь какие-то проекты в регионе, и чтобы их европейские конкуренты не усиливали свои позиции в Азербайджане.

-Те, страны, которые были рядом с Азербайджаном во время войны, а именно Турция, Пакистан, Британия, Израиль, частично Иран, будут в приоритете по разминированию территории и получения подрядов по строительству инфраструктуры и экономической прибыли в данном регионе. Франция скорее всего тоже захочет получить определенную долю. Какую позицию займет Азербайджан?

-Опять тут многое зависит от самого Парижа. Как он дальше будет себя вести в отношении Баку. Мир состоит не только из Франции и их фирм. В том же ЕС есть такая страна как Германия, с которой было бы интересно работать Азербайджану. На сегодня мы можем сказать, что Франция ничего не получит в плане инфраструктурных проектов в этом регионе.

Своей политикой Франция поставила себя в трудное положение. Так бывает, когда страна исходит не из своих национальных соображений, а какая-то маргинальная лоббистская организация диктует свои интересы в политике этой страны. Такие страны в долгосрочной перспективе проигрывают. К примеру, во время президентства Барака Обамы, армянское лобби имело большой вес в работе с его администрацией, и что в итоге получили США? Ничего. Администрации Трампа пришлось проделать немалую работу, чтобы все это разгрести.

-Сейчас Жозеп Боррель делает неоднозначные заявления по урегулированию карабахского конфликта. Говорит, что статус еще не решен и многие другие неприятные азербайджанской стороне заявления. Как будут развиваться отношения Азербайджана и ЕС в поствоенное время? Азербайджан будет отходить от евроинтеграции?

-У Азербайджана никогда не было навязчивой идеи стать членом ЕС и глубоко интегрироваться в ЕС. Даже до этой войны у нас были очень осторожные, прагматичные отношения с ЕС. Мы уже несколько лет обсуждаем с ЕС двухстороннее соглашение. Шли согласования по каждому пункту. Тем не менее, я бы не сказал, что Азербайджан стремился к глубокой интеграции в ЕС и не махал европейскими флагами.

Мы не подписали в 2013 году ассоциативное соглашение. Потому что считали, что каждая страна нуждается в индивидуальном подходе, и наша страна в том числе. Поэтому начались переговоры по двухсторонним соглашениям. Возможно, в поствоенное время Азербайджан и ЕС начнут вновь переговоры более интенсивно, но сейчас пока это не предвидется. У нас стабильная политика в отношении интеграции в ЕС.

Yorumlar