Karabağda Yerli özünü idarəçilik məsələlərində kompromis mümkündür

Ներդրողները Հայաստանում ամենամեծ ռիսկերի են ենթարկվում. ՀԲ զեկույց

Պատմաբան.«Որոշ երկրներ խնդիր են դրել սրել իրավիճակը Միջին Ասիայում»

Rusya, Suriye’de nihai zafer için Türkiye’yle diyaloğa devam edecek

Рубен Сафрастян: Армяно-российские отношения надо поднять на более высокий уровень и идти вглубь

Ermenistan 11 Şubat 2021
53
MAKEDONYA'DA SINAVSIZ ÜNİVERSİTE

— Итоги навязанной Арцаху Турцией и Азербайджаном в сентябре 2020г. войны, прекращение которой стало возможным лишь при активном участии России, привели к изменению статуса-кво в регионе. Сюда активно вклинилась Турция, которая пытается выйти на уровень если не ведущей, то одной из ведущих региональных сил. По мнению одних экспертов, это ослабляет позиции России в Закавказье, другие полагают, что своими действиями по прекращению турецко-азербайджанской агрессии против Арцаха Россия укрепилась в регионе. Каково Ваше мнение?

— Надо констатировать, что, с одной стороны, позиции Турции в нашем регионе в какой-то степени усилились. То, что Турция получила возможность участвовать в работе совместного турецко-российского мониторингового центра, свидетельствует о том, что Россия предоставила Турции определенную возможность для того, чтобы присутствовать в нашем регионе более глубоким образом. Так что, позиции Турции в нашем регионе несколько усилились. Но я должен подчеркнуть, что такое усиление позиций совершенно не соответствовало ожиданиям и стремлениям, которые были у турецкого руководства. Руководство Турции стремилось, и это подчеркивалось на самом высоком уровне, к участию в составе миротворческих сил (МС) в Арцахе, т.е. хотело, чтобы это были совместные турецко-российские силы. Россия на это не пошла. Так что, турки не получили того, к чему стремились в первую очередь. Это очень важно. С другой стороны, турки стремились, чтобы их офицеры мониторингового центра, который уже начал действовать в Агдаме, получили возможность проникать на территорию Арцаха и осуществлять мониторинг на месте, т.е фактически настаивали на получении права для своих офицеров находиться на территории Арцаха. Россия и с этим не согласилась. Мониторинг будет осуществлять только техническими средствами. Физического присутствия турецких офицеров, представителей ВС Турции на территории Арцаха не будет.

Что касается размещения российских миротворческих сил по периметру границ или того, что осталось от Арцаха, то это, конечно, новое явление у нас в регионе. Российские миротворческие силы, конечно, в значительной степени способствуют тому, чтобы народ Арцаха чувствовал себя в безопасности, обеспечивают безопасность населения Арцаха. И это, надо подчеркнуть, очень важно для Арцаха, для армянского народа.

В геополитическом же смысле размещение российских МС означает, что Россия укрепила свои позиции у нас в регионе. В том смысле, что ВС России находятся на территории Азербайджана, если исходить из того, что Азербайджан рассматривает Арцах как свою территорию. И Азербайджан согласился с этим. Причем я уверен, что решение об этом принималось Баку независимо от Турции. Не думаю, что Алиев, принимая данное решение, советовался с Эрдоганом. Тут сказалось влияние России, стремление России отодвинуть Турцию. Так что, в геополитическом смысле Россия, конечно, усилила свои позиции — если до этой Арцахской войны ВС РФ находились только на территории Армении (102-я военная база РФ в Гюмри — Г.М.), то сейчас они находятся и на территории Азербайджана. С этой точки зрения Россия усилила свои позиции

— На Ваш взгляд, создавшаяся ситуация как-то отразилась или может отразиться на двусторонних армяно-российских союзнических отношениях?

— Конечно. Если до этого союзнические отношения России и Армении носили стратегический характер, то после всего произошедшего эти отношения, по моим наблюдениям, поднялись на более высокий уровень. Потому что российские миротворческие силы напрямую обеспечивают безопасность населения Арцаха.

— А погранвойска РФ — в районах т.н.уточнения армяно-азербайджанской границы…

— По всей видимости, да, хотя согласно второй редакции большого российско-армянского договора Россия взяла на себя обязанность защищать не только границы Армении с Турцией и Ираном, но и по всему периметру границ Республики Армения. Так что, это тоже соответствует договору, то, что погранвойска РФ выдвинулись и на границу между Арменией и Азербайджаном.

— И какой Вам видится перспектива развития армяно-российских союзнических стратегических отношений? Какие в этом контексте направления, задачи Вы считаете первоочередными, приоритетными?

— В первую очередь, я должен подчеркнуть, что российско-армянские отношения должны подняться на более высокий уровень. Сотрудничество должно охватывать не только военную, политическую, экономическую и др. сферы. Я думаю, сотрудничество должно развиваться вглубь, охватывать новые области. Скажем, область экспертных оценок, изучения обстановки у нас в регионе и в целом по миру. В какой-то степени надо выйти и на возможности принятия совместных стратегических решений, а до этого — проведения консультаций. Т.е. развитие армяно-российских отношений, если сформулировать коротко, должно поднять на более высокую степень, идти уже вглубь.

— В этом плане, насколько мне известно, Институт востоковедения НАН РА сотрудничает с целым рядом российских экспертных центров…

— Конечно. У нашего института есть уже традиционные связи с крупными российскими центрами изучения нашего региона, Ближнего Востока. У нас есть договор о сотрудничестве с Российским институтом стратегических исследований (РИСИ), мы проводили совместные мероприятия, у нас есть совместные издания и т.д. У нас есть договор о сотрудничестве с Институтом востоковедения Российской Академии наук (РАН), он был подписан еще когда директором нашего института был я, а российского — Виталий Наумкин. Есть договор о сотрудничестве с Институтом Дальнего Востока РАН, с другими крупными научными и экспертными центрами. У нас есть договор о сотрудничестве с ИМЭМО — Институтом мировой экономики и международных отношений РАН, который сейчас является ведущим научным институтом в системе РАН и занимается и изучением региона, и экспертными оценками. Мы регулярно участвуем в работе совместных международных научных конференций, которые проводятся ИМЭМО.

— Сейчас обмен экспертными мнениями проводится и есть планы на ближайшую перспективу?

— Есть, конечно. Я должен сказать, что в период самой войны в Арцахе состоялась закрытая сессия, в работе которой участвовали и я, и директор ИМЭМО, который приезжал в Ереван. В конце нынешней весны — летом ИМЭМО, как ожидается, организует ежегодные Примаковские чтения. Я уже получил приглашение, из Армении могут быть и другие участники. Будут, конечно, в будущем и другие международные мероприятия, в которых будут участвовать и наши представители, и представители московских научных центров.
Гаяне Мовсесян

Рубен Сафрастян

Убежден научный руководитель Института востоковедения НАН

Yorumlar