KAFKASSAM – Kafkasya Stratejik Araştırmalar Merkezi

  1. Anasayfa
  2. »
  3. Ermenistan
  4. »
  5. Рубен Меграбян: Фактор евронаблюдателей в Армении – что это меняет?

Рубен Меграбян: Фактор евронаблюдателей в Армении – что это меняет?

Kafkassam Editör Kafkassam Editör - - 23 dk okuma süresi
170 0

О предпосылках принятия решения о размещении наблюдателей ЕС в Армении

В сентябре 2022 года стало очевидно, что трехстороннее заявление от 9/10 ноября 2020 г. не работает как нечто целостное, а Россия, как гарант выполнения Арменией и Азербайджаном его положений – вовсе не гарант в классическом понимании, а в своем роде «третья сторона» в продолжающемся конфликте. Сторона, реализующая сугубо собственные интересы в регионе за счет интересов конфликтующих стран, которая селективно, по собственному усмотрению, по принципу «шведского стола», намерена имплементировать лишь те положения, которые обеспечивают расширение ее военного присутствия в регионе.

По оценке официального Еревана, 13-14 сентября 2022 г., после «пробного шара» мая 2021 г. (инцидент в районе Сев Лич) азербайджанская армия вторглась на международно признанную территорию Армении из семи направлений, и боевые действия были прекращены на следующий день в результате активного вмешательства США. Позже в армянских СМИ также появилась информация со ссылкой на армянских военных и местных жителей о том, что личный состав российских наблюдательных постов на границе Армении с Азербайджаном за считанные часы до вторжения покинули места дислокации как раз на тех участках, куда были направлены удары азербайджанской армии. Причем, информация циркулировала также в контексте того, что между РФ и Азербайджаном действует соглашение об обмене разведывательной информацией.

После 14 сентября в ответ на обращение Армении за содействием к ОДКБ, согласно уставу организации, и к России, согласно договору от 1997 г, не последовало действенных шагов, даже политической оценки, содержащей понимание зоны ответственности по договорно-правовой базе, совпадающей с государственной границей Армении. Более того, согласно армянским СМИ, в Джермуке (марз Вайоц Дзор) произошел примечательный «диалог» армянских военных с российскими из состава посетившей пострадавший город делегации, когда в ответ на упрек с армянской стороны об отсутствии реакции РФ на явное нарушение границы россияне многозначительно заявили: «Мы еще должны определиться – где граница, а где не граница»․ Тогда как из США и ЕС последовала адекватная реакция – из парламентов, внешнеполитических ведомств, общественных кругов, прессы, на национальном и международном уровне, а обсуждение вопроса в Совбезе ООН вывело на поверхность реальные устремления разных акторов в регионе.

Очевидно, что такой «исход в цугцванг» российской региональной политики обусловлен базовыми обстоятельствами, связанными с ходом войны РФ в Украине и каскадом военно-политических провалов российской армии. Российская позиция также связана со стремлением установить контроль за коммуникациями в регионе для смягчения последствий исторически беспрецедентных санкций и с целью выхода на азиатские рынки – к странам, более или менее сохраняющим экономические связи с Москвой. В приватных беседах называя региональные коммуникации «дорогой жизни для России в новых условиях». И на этом пути позиция Армении воспринимается Москвой как препятствие. Совокупность сложившихся обстоятельств стала стимулом для фиксации между Арменией и коллективным Западом общности целей, интересов и ценностей, что стало, в свою очередь, базой договоренностей о долгосрочном размещении гражданских наблюдателей ЕС по всей территории Армении.

Реакция ЕС

При том, что Запад в целом воздерживался (и сейчас воздерживается) от жесткого противодействия силовым действиям Баку, тем не менее он сформулировал консолидированную позицию о недопустимости подобной практики. Об этом свидетельствуют соответствующие резолюции Европейского парламента, парламентов внешнеполитических ведомств отдельных стран-членов ЕС, политиков.

Следует при этом подчеркнуть, что США также предприняли активные шаги по направлению региональных процессов в управляемое русло совместно с ЕС в условиях прочности трансатлантического союза, невиданной со времен начала Холодной войны, и в официальных текстах из Вашингтона обозначился термин «партнер-единомышленник» касательно ЕС в контексте ситуации на Южном Кавказе.

Поворотным пунктом в формировании новой повестки ЕС в регионе стал первый саммит Европейского политического сообщества по инициативе Франции в Праге 6-7 октября 2022 г., в рамках которого усилиями французской дипломатии был обеспечен рестарт брюссельскому треку армяно-азербайджанских переговоров. Итогом пражской встречи стала договоренность о намерении подписать мирное соглашение между Арменией и Азербайджаном на основе взаимного признания территориальной целостности со ссылкой на Алматинскую декларацию 1991 г. и Устав ООН. Пражский саммит стал в своем роде продолжением договоренностей, достигнутых в Вашингтоне 27 сентября 2022 г. при посредничестве советника президента США по национальной безопасности Джейка Салливана между секретарем СБ Армении Арменом Григоряном и помощником президента Азербайджана Хикметом Гаджиевым. В ряду которых – формирование диалогового формата по повестке прав и безопасности армян Нагорного Карабаха.

Тем самым, были обеспечены базовые условия для принятия решения Брюсселем навстречу предложению официального Еревана о направлении гражданской миссии ЕС в Армению для наблюдения за ситуацией на границе между Арменией и Азербайджаном. При этом важно подчеркнуть, что Ереван и Брюссель зафиксировали совпадение позиций по тому – как проходит граница, где начинается и где заканчивается зона ответственности миссии наблюдателей, при том, что такое совпадение позиций, фактически, отсутствует как между Ереваном и Баку, как это стало очевидно на фоне последующих заявлений официального Баку, так и между Ереваном и Москвой. А «на земле» это грозит дестабилизацией и кризисом на любом участке армяно-азербайджанской границы, тем более, когда Москва настаивает на обязательности и навязывает свои «услуги» в процессе по делимитации и демаркации, ссылаясь на «самые точные карты в российском Генштабе», которых «больше нет ни у кого».

Что изменила в регионе миссия евронаблюдателей?

Постоянная миссия наблюдателей ЕС в Армении с мандатом на два года, совместное решение о размещении которой беспрецедентно оперативно принято Ереваном и Брюсселем, невзирая на жесткое, разноуровневое российское давление (не только публичное, но и с использованием всего известного инструментария гибридной войны, в том числе – посредством активизации токсичной пропаганды и «пятой колонны» внутри Армении) и на громоздкую евробюрократию – важный фактор сближения Армении с ЕС на фоне регионального вакуума безопасности ввиду ослабления РФ и ужесточения ее конфронтации с Западом, стратегическую важность которого осознается в полной мере и в Европе, и в Армении, а также всеми сторонниками защиты демократий в регионе и вне его.

Сам факт размещения евронаблюдателей в Армении уже породил изменения в региональных раскладах, из которых наиболее значимыми представляются четыре направления:

1. Расширение европейского присутствия на Южном Кавказе и вовлеченности в процессы урегулирования конфликтов и формирования построссийского региона.

Следует подчеркнуть, что появление в Армении европейской миссии наблюдателей стало возможно на фоне продолжающихся военно-политических провалов России в ее войне против Украины, и еще за полгода до принятого решения разговоры о ней расценивались как «нереалистичные». Европейская миссия уже функционирует в Армении и свой штаб разместила в городе Ехегнадзор (марз Вайоц дзор), находящемся на равноудаленном положении от границ с Азербайджаном как с его «материковой» частью, так и Нахичеванской автономией, а также на дороге, направляющейся в марз Сюник и Нагорный Карабах. Прежде всего, это расширяет возможности ЕС по мониторингу ситуации «на земле», с учетом также особенностей персонального состава миссии: в нее входят персоны с опытом работы, в том числе руководящей, в разных силовых структурах Германии (полиция), Франции (жандармерия) и других стран, при том, что действующая миссия – сугубо гражданская.

Периодические отчеты миссии закрытого характера поступают как в Брюссель, так и в европейские столицы, тем самым ограничивая возможности Москвы и Баку манипулировать информацией посредством пропаганды и в официальных заявлениях. Кроме того,

2. Сдерживание Баку и повышение политической цены на случай масштабной эскалации.

С учетом военно-политического дисбаланса между Арменией и Азербайджаном в результате 44-дневной войны 2020 г. и полного разрушения среды безопасности Армении, сформированной за весь постсоветский период, фиксации нежелания/неспособности России ни в двустороннем (по договору о взаимопомощи), ни в многостороннем (ОДКБ) форматах выполнять свои формальные обязательства – для Еревана вопрос сдерживания Баку стал проблемой экзистенциального уровня.

События 13-14 сентября 2022 г. для Армении стали отправной точкой для формирования новой политики безопасности, в рамках которой приглашение и размещение европейской гражданской миссии наблюдателей рассматривается как важный фактор сдерживания Баку и повышения политической цены на случай масштабной эскалации, новых шагов агрессии против Армении и взятия под фактический контроль новых участков ее международно признанной территории, как важный фактор для обеспечения неукоснительной приверженности Баку уже достигнутым договоренностям.

Реакция Москвы оказалась вполне предсказуемой. Периодически МИД РФ, а также другие представители Кремля выступают с нападками на миссию ЕС в Армении, как и вообще на идею большей вовлеченности ЕС и Запада в целом в региональные процессы, обвиняя Брюссель в «нечестности» на фоне «честности» собственной.

Обращает на себя внимание позиция Баку, в которой также очевидны признаки российского давления и желания Москвы руками Баку противодействовать европейской вовлеченности. При всем при том, что размещение миссии ЕС в Армении резко уменьшает возможности Баку оказывать силовое давление на Ереван, азербайджанские власти без особого энтузиазма отнеслись к подобным пожеланиям Москвы своими руками «таскать каштаны из огня» ради интересов Москвы. Что объясняется не в последнюю очередь перспективами энергетических сделок с Брюсселем.

Однако, «жест» со стороны Баку все же последовал: в ходе визита в Москву спикер Милли Меджлиса Азербайджана публично, в присутствии председателя Госдумы РФ «выразила озабоченность» в связи с размещением миссии ЕС в Армении. В то же время, брюссельские источники отмечают, что Баку, с другой стороны, пытается пояснить европейцам, что «в целом проблем не видит, как и не видит пересечения со своими интересами».

Хотя понятно, что стремление Еревана распространить международное присутствие на территорию Нагорного Карабаха не неприемлемо для Баку.

3. Кризис в отношениях Армении с Россией.

Политико-дипломатический процесс по размещению евронаблюдателей в Армении совпал с процессом фиксации полной профанации «миротворческой миссии» российских войск в Нагорном Карабахе и морально-политического банкротства России как «гаранта договоренностей» по установлению мира в регионе.

Вышеуказанные события и процессы, а также провал очередного саммита ОДКБ в Ереване (ноябрь 2022 г.), отказ Армении позволить «миссии ОДКБ» разместиться наряду с европейской на своей территории, отказ заместить вакантную должность заместителя генсека ОДКБ по квоте, увольнение командующего объединенной армяно-российской группировкой войск и, фактически, ее ликвидация – это хоть и важные, но лишь элементы картины кризиса отношений между Ереваном и Москвой. Кризиса, основанного на том, что зафиксировано непреодолимое противоречие в целях, интересах и ценностях, и действующая по инерции договорно-правовая база, предписывающая обязательства сторонам, не соответствует вышеназванным реалиям.

Однако, это нисколько не ограничивает Москву в том, чтобы продолжать оказывать давление на Ереван с тем, чтобы он «выполнял свои союзнические обязательства», не упрекал Москву в невыполнении своих обязательств, не предпринимал шагов, объективно размывающих монополию и «эксклюзивность» российского фактора в регионе и вообще перестал сопротивляться капризам Москвы. (Хотя, это шаги, направленные на решение Ереваном своих собственных задач жизненной важности, изначально не направленные против российских интересов, однако, неизбежно приводящие к таким последствиям).

В настоящее время Ереван очевидным образом придерживается тактики разрешения противоречий с Москвой в неконфронтационном русле, иногда выглядящем как «прогибание», в то же время дает понять, что предпринимает и будет предпринимать шаги, исходящие из армянских интересов, невзирая на недовольство Москвы, поскольку альтернатива этому – потеря Арменией государственности.

4. Расширение возможностей Армении для диверсификации всех политик и институциональной защиты демократии и суверенитета.

Нахождение гражданской миссии ЕС в Армении, при всей ее значимости, в долгосрочной перспективе не является гарантией того, что для Еревана курс на дистанцирование от России и сближение с ЕС является чем-то детерминированным, если Ереван не будет за это чуть ли не в ежедневном режиме «биться» на поприще.

Насколько эффективно – показателем этого является то, насколько Еревану удастся сделать три взаимосвязанные вещи: продвигать повестку реформ внутри страны (в первую очередь – судебную и аппаратную), диверсифицировать все свои политики, и в первую очередь – политику безопасности и оборонную политику, с формированием новой географии военно-технического сотрудничества, и институционально нейтрализовать российские группы влияния внутри страны.

Фактор пребывания в Армении миссии ЕС с двухлетним мандатом, вкупе с очевидным плюсом по показателям прав и свобод в стране, двузначным экономическим ростом – довольно надежный залог и стимул для того, чтобы Армения мобилизовала волю и интеллект для решения этих задач в течение двух лет (имея в виду горизонт на ноябрь 2024 г., когда в США состоятся выборы президента).

Более того, Брюссель также делает шаги навстречу Армении. В частности, в январе с.г. в стране запущена программа «Устойчивый Сюник» (Resilient Syunik Team Europe), инициированная Европейским Союзом совместно с Европейским инвестиционным банком и государствами-членами ЕС Австрией, Францией, Германией, Польшей, Швецией, а также страной-партнером ЕС Швейцарией, включающая множество различных социально-экономических и инфраструктурных проектов для наиболее уязвимого в плане безопасности региона Армении, к тому же связывающего страну с Ираном и Ближним Востоком …

Благоприятным фактором является также то, что Турция, с которой у Армении – отдельный переговорный процесс в режиме «тихой дипломатии», никак не отреагировала (во всяком случае ничего негативного – ни на официальном уровне, ни в прессе) на нахождение евронаблюдателей, а Иран на уровне посла в Армении заявил, что «на данный момент не видит каких-либо проблем», оставив Россию, фактически, одну с её «озабоченностью Западом».

Вместо заключения. Жизненная необходимость стратегического пересмотра отношений с Россией

Из вышеуказанного однозначно следует, что в преодолении вызовов и решении задач Россия не только не является решением проблем, но и является самой проблемой, требующей решения. Тем более, с учетом динамики военно-политических процессов вокруг Украины, ставших вопросом номер один в повестке международных отношений на нынешнем этапе и сделавших его в своем роде «украиноцентричным», официальному Еревану предстоит сделать чуть ли не цивилизационный выбор – на какой стороне Истории, правильной или неправильной, стране нужно находиться.

И абсолютно очевидно, даже с учетом амбивалентных позиций соседей по региону, что с тем набором вызовов и проблем, с которым приходится сталкиваться Армении, и с той ролью, которую играет вставшая на путь фашизации Россия – этот выбор на практике придется сделать как можно раньше.

Армении необходимо весь комплекс отношений с Россией подвергнуть стратегическому пересмотру. И в этом отношении принятое официальным Ереваном смелое и правильное решение – финализировать ратификацию Римского Статута 1998 г. и стать полноправным участником Международного уголовного суда, невзирая на окрики из Москвы – водораздел, проходящий в правильном месте. В конце концов, балканский опыт показал, что вопрос строительства мира также включает декриминализацию региона, особенно по части военных преступлений, и внедрение института уголовной ответственности за их совершение как важный элемент установления верховенства закона и права.

Не является преувеличением утверждение, что предстоящие несколько месяцев предопределят последующие десятилетия армянской истории.

Рубен Меграбян, Армянский Институт международных отношений и безопасности, Ереван, Армения

Рубен Меграбян: Фактор евронаблюдателей в Армении – что это меняет?

 

İlgili Yazılar

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak. Gerekli alanlar * ile işaretlenmişlerdir