Temmuz’da S-400’ler Geliyor

BREXIT EUROSKEPTİKLERİ YILDIRABİLİR Mİ?

Mısır Suriye İhvan hareketi ne için oluştu

Şu an Türkiye ve İran ile diyalog zor ve faydasız

ОРГАНИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ГОРСКИМИ НАРОДАМИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В XIX — НАЧАЛЕ XX ВВ.: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ, ОСОБЕННОСТИ И ПРОБЛЕМЫ

Gündem 25 Mayıs 2019
43

Формирование системы российских органов управления в ряде горских районах Северного Кавказа в XIX — начале XX вв. все еще остается мало изученной страницей истории государства и права России. В то же время исследование данной темы весьма актуально в современных условиях, представляет большой научный, познавательный и практический интерес.
Вопрос организации управления горскими народами Северного Кавказа возник сразу же после того, как они стали входить в состав Российской империи. Первым на Кавказ обратил внимание Петр I. Однако процесс вхождения горских районов в состав России начался позже. В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому договору земли Большой Кабарды отошли к России. В том же году в состав России вошла Осетия. В 60–70-х гг. XVIII в. принимают российское подданство равнинные чеченские и ингушские селения. В этих условиях встает вопрос об организации управления горскими районами. С самого начала оно приобрело военный характер. Закладывается Кавказская линия, состоявшая из крепостей, укреплений, постов и военных поселений. В 1784 г. по указу Екатерины II, создается наместничество, объединившее Саратовскую губернию с Кавказским краем, во главе с командующим Кавказской линией (с 1782 года) генерал-поручиком П. С. Потемкиным. Собственно Кавказское наместничество учреждается указом от 9 мая 1785 г.. В него входили Кавказская и Астраханская области.
В 70–80-х гг. XVIII в. управление горскими народами Северного Кавказа возлагалось на кордонных командиров, комендантов крепостей и укреплений. Административными центрами на Северном Кавказе стали Моздок, Кизляр и Владикавказ. По указу от 12 декабря 1796 г. вместо Кавказского наместничества образуется Астраханская губерния. Указом от 28 февраля 1797 г. в составе Министерства иностранных дел открывается департамент, «для отправления дел азиатских народов», находившихся в российском подданстве. В 1800 г. Коллегия иностранных дел для управления горцами Северного Кавказа учредила институт приставов во главе с главным приставом. Указом от 19 апреля 1819 г. при Коллегии учрежден азиатский департамент, в ведении которого находились также горские народы.
Так называемыми мирными горцами управляли командующие на Кавказской линии, военные коменданты, так называемые начальники народов, приставы. В этот период со многими из них заключаются мирные соглашения с Россией. В частности, в 1807 г. российское подданство признают многие равнинные селения Чечни. В 1807 г. они передаются в ведение главного калмыцкого пристава полковника А. И. Ахвердова. 23 августа 1810 г. начальник крепости Владикавказ генерал-майор И. П. Дельпоццо заключает договор с представителями шести известных ингушских фамилий. Тогда же вводится должность ингушского пристава.
Решение задачи управления горцами значительно продвинулось при управлении Кавказом генерала от инфантерии А. П. Ермолова. Его сподвижник, генерал А. А. Вельяминов, в своем проекте управления горцами предлагал: «Ко всем покоряемым народам определить приставов из русских военных и гражданских чиновников или же из туземцев, приявших наш образ жизни, знающих хорошо по-русски и испытанных в верности Правительству». Из всех горцев Северного Кавказа особое опасение у А. П. Ермолова вызывали чеченцы. В 1816 г. назначает русских приставов в чеченские селения, расположенные на правом берегу Терека.
Приставы, опираясь на верхушку горских обществ, выполняли административные, полицейские, фискальные и судебные функции, оказывали содействие в выполнении специальных поручений, например в христианизации горцев. Они действовали в соответствии со специальными инструкциями. Так, от генерал-майора Н. В. Грекова от 26 марта 1825 г. ее получает чеченский пристав есаул Золотарев. Однако приставы не всегда отвечали предъявляемым требованиям и не могли находить общий язык с горцами. В. А. Потто, отзываясь о чеченском приставе А. Л. Чернове, пишет, «что он был непомерно строг». Произвол приставов становился причиной прямой расправы над ними. В частности, в 1832 г. в карабулаки убили своего пристава Константинова, за что были строго наказаны.
Вместе с тем кавказское командование понимало необходимость проявления большей осторожности, лояльности и уступчивости в отношениях с горцами. Так, подавив восстание под руководством Бейбулата Теймиева в Чечне (1824―1826 гг.), 1 июля 1826 г. генерал А. П. Ермолов предписывает генерал-майору Лаптеву добиваться большей гибкости в общении с чеченцами. Однако, как писал Николаю I сменивший А. П. Ермолова генерал-адъютант граф И.Ф. Паскевич, за предыдущие полвека в отношениях с горскими народами, «были случаи, которые достаточны посеять сомнения в нашу пользу», а горская политика признавалась ошибочной, не имеющей общего плана и постоянных правил.
В 20–40-х гг. XIX в. приставское управление на Северном Кавказе неоднократно подвергались реформированию. Так, генерал П. Х. Граббе, командир Чеченского отряда русской армии, в 1839 г. разработал проект «Положения об управлении мирными племенами». В нем предлагалось: 1) объединить народы Дагестана и Чечни в три главных приставства: кумыкское; чеченское и лезгинское; 2) все приставства подчинить начальнику Левого фланга Кавказской линии; 3) главные приставства разделить на «частные»: кумыкское и лезгинское ― по четыре, чеченское ― на три. В лезгинское приставство включались также ауховские аулы с чеченским населением. Чеченский пристав заведовал также надтеречными и брагунскими аулами.
Генерал Е. А. Головин, будучи главноуправляющим гражданской частью Кавказской области (1838–1842 гг.), упразднил главное чеченское приставство, сохранив частные приставства. ​«Успехи нашего оружия в 1839 году и глубокое спокойствие в этой части Кавказа, — писал генерал Д. В. Давыдов, — дозволили в том же году приступить к некоторым мерам для водворения порядка между покорными племенами, на более прочных основаниях. Русские пристава являлись в главнейших чеченских аулах и неусыпно наблюдали за действиями злоумышленников, и за прекращением хищнических набегов и продажи хлеба в немирные аулы».
Приставские правления содержались за счет горцев, хотя и случались некоторые отступления исключительного характера. Так, с 1 января 1844 г. по предписанию командира Отдельного Кавказского корпуса генерал-адъютанта А. И. Нейдгардта, их содержание во Владикавказском округе стало производиться из сумм, выделенных на военные расходы.
В итоге к середине XIX в. все «покорные» горцы контролировались приставами, подчиненными так называемым начальникам горских народов и военных отделов на Кавказской линии. В письме к генералу А. П. Ермолову от 28 февраля 1855 г. наместник на Кавказе генерал-адъютант Н. Н. Муравьев сообщал, что «… уже здесь учреждены пять наибств, есть пристава и суда».
Новый этап в развитии системы управления регионом связан с назначением 22 июля 1856 г. наместником на Кавказе генерал-фельдмаршала князя А. И. Барятинского, который, как пишет С. С. Эсадзе, «знал и изучил Кавказ». А. И. Барятинским ставится вопрос о введении управления горцами, обеспечивающего решение новых задач, — включение региона в российскую государственно-правовую и судебную системы, развитие предпринимательства и торговли, просвещения и культуры.
В 1857 г. приставская система управления упраздняется и вводится так называемое военно-народное управление. Первые специальные учреждения военно-народного управления, особенность которого заключалась в соединении военной администрации с представительством от горских народов, отправлении правосудия по гражданским и нетяжким уголовным правонарушениям преимущественно по адату. Они появились в начале 50-х гг. XIX в. Образцом стало «Мехкеме Чачани» или «Чеченское управление и суд», введенные в 1852 г. в крепости Грозной по приказу наместника на Кавказе генерал-адъютанта князя М. С. Воронцова. В нем соединялись администрация и суд над мирными чеченцами.
Позднее, 8 апреля 1858 г., на левом крыле Кавказской линии выделяются военно-народные округа: кабардинский, осетинский (в него входили ингушские общества), кумыкский и чеченский. В военном и кордонном отношении управление округами возлагалось на специальных начальников и на командиров казачьих бригад в зависимости от состава населения. Должностные лица утверждались лично главнокомандующим войсками на Кавказе. Особые правила управления предусматривались для Чечни, часть которой продолжала оставаться зоной военных действий.
Впоследствии Северный Кавказ был разделен на пять военно-административных отделов, в которые входили округа, участки (наибства) и селения (аулы) с горским населением.
Важным итогом наместничества кн. А. И. Барятинского стало введение надолго утвердившегося на Кавказе так называемого военно-народного управления горцами. Такая система оценивалась в свое время как «результат политических и экономических условий, в которых находился Кавказский край в течение продолжительной борьбы с горскими племенами». Необходимость применения совершенно новых институтов управления в горских обществах стала очевидной еще в ходе Кавказской войны. В горской среде не представлялось возможным использование чисто российской системы управления. В самой Российской империи весь административно-судебный строй середины XIX в. все еще основывался на качественно иных общественных отношениях ― крепостном праве, тогда как часть горцев, в том числе чеченцы и ингуши, не знала развитых классовых отношений и состояла из так называемых «вольных» обществ. Поэтому кавказской администрации пришлось сохранить, хотя бы на время, традиционные институты управления и судопроизводства, основанные на религии, обычаях и традициях вновь присоединенных народов.
​Официально система военно-народного управления вводилась с 1 апреля 1858 г., после утверждения императором по ходатайству князя А. И. Барятинского Положения о Кавказской армии. В составе Главного штаба армии создается специальное отделение по управлению горскими народами. В 1859 г. замирением горцев кончилась война на Северо-Восточном Кавказе. Князь А. И. Барятинский в письме военному министру генерал-адъютанту Н. О. Сухозанету от 27 августа 1859 г. сообщал: «Вчера я отправил депешу о взятии Гуниба и пленении Шамиля. Итак, мюридизму нанесен последний удар. Судьба Восточного Кавказа решена. После 50 лет кровавой борьбы настал в этой стране день мира».
​В период правления на Кавказе князя А. И. Барятинского в крае проводились многочисленные реформы, коснувшиеся фактически всех сфер жизни, населяющих его народов.
​Сменивший его великий князь Михаил Николаевич являлся сторонником максимального слияния региона с внутренними губерниями России, то есть политики централизма, что выразилось во введении так называемого военно-гражданского правления, характере административных, судебных, налоговых и иных реформ. Однако и он понимал необходимость учета местных традиций и обычаев. Учрежденная в 1865 г. система управления на Кавказе включала следующие структурные подразделения: 1) главное управление кавказского наместника; 2) губернские центры; 3) уездные, городские и сельские центры. Вместо прежних департаментов учреждался один департамент главного управления. Высшее заведование горцами отводилось главнокомандующему, действовавшему через особые учреждения — горское или народное управления. «Умиротворенная Чечня», как отмечается в материалах по истории Кавказа (примерно 80-е гг. XIX в.), позволила ввести в Терской области новое управление.
​Отличительной особенностью пореформенного периода становится приведение кавказского управления в соответствие с общеимперскими учреждениями, т. е. максимальное слияние региона и центра. Великий кн. Михаил Николаевич стремился к слиянию кавказского края с Российской империей. В записке неустановленного автора о целях русского правительства на Кавказе (1880-е годы) читаем: «Главная цель Правительства на Кавказе в отношении к окраинным владениям Империи постоянно заключалась в постепенном слиянии их с общим организмом государства». В политике игнорирования особенностей региона многие современники видели причины неурядиц на Кавказе. Так, Ф. Гершельман писал, что главной их причиной стала поспешность, с которой с самого начала переносились на Кавказ «различные формы административно-судебного устройства, мало применяясь к условиям края». Вместе с тем великий кн. Михаил Николаевич хорошо понимал необходимость учета особенностей такого проблемного региона, как Кавказский край, но не затрагивая при этом «фундаментальные сферы управления, которые связывали Россию и Кавказ в единое целое».
В 1881 г. в связи с назначением великого князя Михаила Николаевича председателем Госсовета должность наместника Кавказа упраздняется. 1 января 1882 г. главноначальствующим на Кавказе назначается генерал-адъютант князь А. М. Дондуков-Корсаков, продолживший политику своего предшественника. Главная цель правительства, как и раньше, заключалась в постепенном слиянии окраин «с общим организмом империи».1 июля 1883 г. вводится в действие «Учреждение управления Кавказским краем», в который включал Терскую и Кубанскую области, составлявшие вместе со Ставропольской губернией Северный Кавказ. Управление состояло из следующих уровней: 1) главноначальствующий на Кавказе и его помощник; 2) управление отдельными частями разных ведомств; 3) местные административные учреждения; 4) установления судебные.
Согласно указу от 21 марта 1888 г. «Об учреждении управления Кубанской и Терской областей и Черноморского округа», управление Кавказским краем и находившимися здесь войсками поручалось военному министерству и его представителю на Кавказе — командующему военным округом, а также атаману казачьих войск с правами генерал-губернатора. Расширяются полномочия начальников областей, являвшихся, как и ранее, наказными атаманами казачьих войск, начальников горских округов и их помощников. Все это позволяет характеризовать данное правление как «военно-казачье». Реформы, проведенные на рубеже XIX–XX вв., имели целью завершить процесс полного слияния кавказского региона с внутренними губерниями России.
Отсутствие сильной централизованной власти на Кавказе негативно отражалось на всех сферах общественной жизни края. В начале XX в. ликвидация наместничества в правящих кругах империи была признана необдуманной и поспешной. Потому принимается решение о восстановлении Кавказского наместничества. 26 февраля 1905 г. должность Кавказского наместника занимает генерал-адъютант граф И. И. Воронцов-Дашков, служивший ранее на Кавказе. Наместник получил широкие военные, гражданские и судебные полномочия. Борьбу с революционным движением, затронувшим все уголки этого обширного края, возглавил помощник по полицейской части.
Централизму граф И. И. Воронцов-Дашков противопоставил регионализм. По его мнению, наместничество лучше всего подходило для столь сложного региона как Кавказ, так как позволяло возникшие проблемы решать оперативно на местах, не дожидаясь указаний из центра. В отчете за восемь лет управления Кавказом он просит императора сохранить Кавказское наместничество и на будущее время. При нем проводятся новые административные, судебные и другие реформы в горских округах, особое внимание уделяется подбору кадров, в том числе из горцев.
Последним наместником на Кавказе стал великий князь Николай Николаевич, период правления которого пришелся на годы Первой мировой войны и Февральской революции 1917 г. Впоследствии в регионе вводятся новые формы правления, создаются Союз горцев и Горская республика.
В целом реформы управления, проводимые в горских районах Северного Кавказа, не всегда отличались последовательностью и организованностью, учитывали особенности региона, историю и традиций местных народов. Часто менялись территориальные границы округов и селений. Единого понимания наиболее целесообразной модели управления так и не сложилось. Во многом выбор формы правления, средств и методов политики в горских районах Кавказа, зависели от мнения высших правительственных и кавказских чиновников. Положительным итогом управленческой деятельности российского правительства на Кавказе можно признать достижение некоторой стабильности и общественного спокойствия в регионе. В итоге большинство горцев оказались адаптированными к новым условиям, понимали и принимали свое положение как подданных Российской империи.

Сведения об авторе:
Арсанукаева Малика Султановна,
доктор юридических, кандидат экономических наук,
профессор Российской правовой академии Минюста России,
доцент.
Почтовый адрес: 141018, Московская область, г. Мытищи, Новомытищинский просп., д. 47, корп. 3, кв. 56.
Адрес эл. почты: [email protected]
Телефон: 8-916-705-44-68.
1
М. С. АРСАНУКАЕВА

Yorumlar