ABD’li Yahudiler Trump-Netanyahu ilişkisinden rahatsız

ABD’NİN MÜDAHALECİ DIŞ POLİTİKASI

Kuzey Kore Taktiksel Güdümlü Füze Geliştiriyor

Ankaranın bugünkü qonağı İranın xarici işlər naziri Cavad Zərifi

Кто виноват в терактах: исламисты, Гюлен, ЦРУ?

Gündem 22 Aralık 2016
492

После убийства российского посла в Турции Андрея Карлова прошло более двух суток. Стало известно, что ответственность за совершенный теракт, каковым признали случившееся в России и ООН, взяла на себя вооруженная коалиция «Джейш аль-Фатх» («Армия завоевания») – коалиция боевых фракций, противостоящих правительству Сирии в гражданской войне (достоверность этой информации, как всегда, под вопросом – прим.ред.). Крупнейшей фракцией в составе «Армии» является сирийское отделение «Аль-Каиды» – запрещенная в РФ террористическая организация «Джебхат ан-Нусра».

Каким образом политический пасьянс мог сложиться так, что Турция оказалась вовлечена в бурлящий котел событий? Как прежде довольно безопасная страна, где отдыхало множество россиян, превратилась в опасную зону с высочайшей террористической угрозой?

Что должны чувствовать люди в государстве, испытавшем на себе не один государственный переворот, а теперь – и давление мирового терроризма? Более двадцати лет внутренние проблемы Турции не отражались на туризме и связях с экономическими партнерами. Курдский терроризм со стороны Курдской рабочей партией и пешмерга (курдские военизированные формирования в Иракском Курдистане), но он не доходил до курортных городов и не срывал торговые отношения между Турцией и Россией, как случилось после инцидента с российским самолетом 24 ноября 2015 г. Тогда в Москву прилетел глава Народно-Демократической партии Турции Селяхаттин Демирташ (в настоящее время находящийся в турецкой тюрьме – прим.ред.), в Москве открылись новые курдские сайты, из чего многие сделали вывод, что Россия в очередной раз решила использовать курдский фактор как возможный рычаг давления на Турцию. Кстати, налаживание двусторонних отношений не исключает такую возможность в будущем.

Но сейчас самым обсуждаемым событием в турецкой прессе и среди простых граждан является убийство посла Андрея Карлова, мотивы убийцы и возможные заказчики. Обыватели обеспокоены и взволнованы, некоторые не верят, что власти держат ситуацию под контролем и говорят, что фронт теперь не только в Сирии, но и в музеях, на выставках, в транспорте. Теракты происходят ежемесячно, а и иногда и по несколько раз в месяц. Если ранее под прицелом был в первую очередь юго-восток Турции, то с июля этого года в списке мест возможного совершения терактов все чаще фигурируют Анкара и Стамбул, где пресекаются попытки акций, но, как видно, не всегда успешно. Часть терактов, где погибли полицейские и военные, была совершена Курдской рабочей партией, другие – не во всех был найден организатор – террористическими организациями «Аль-Каида» и «Джейш аль-Фатх». Что же думают об этом политологи, люди, разбирающиеся в повестке дня?

Теракт в Турции

Среди потенциальных заказчиков теракта называют Гюлена и США, Гюлена и ЦРУ, радикальных исламистов Персидского залива и сирийских радикальных исламистов. Все эти версии прорабатываются при удивительной сплоченности турецкого общества перед угрозой мирового терроризма.

Как отмечает турецкий политолог Умит Назми Хазыр, в обществе парадоксальным образом растет доверие к правительству, или же оно успешно делает вид, что это происходит. По его словам, народу больше некому доверять в условиях, когда страну пытаются разделить иностранные силы. Страна находится под большим давлением, прежде всего, с Запада.

В то же время оппозиция, в первую очередь кемалисты, представленные Народной республиканской партией во главе с Кемалем Кылычдароглу, уверены, что в тупик Турцию завела ошибочная происламистская политика правящей Партии справедливости и развития.

Такой точки зрения придерживается и находящийся под стражей в тюрьме Эдирне председатель прокурдской Народно-Демократической партии Селяхаттин Демирташ. Он заявил, что за два года премьерства Ахмета Давутоглу террористические организации «Джебхат ан-Нусра» и гюленовская FETO чрезвычайно укрепили свои позиции. Убийца посла проработал 2,5 года в спецслужбах именно во время правления Давутоглу. Страна, в которой задержаны 12 депутатов, по мнению Демирташа, вовлечена в большую игру и неуклонно движется к хаосу.

Политолог Юсуф Чинар подтверждает эту позицию и уверен в том, что внешние силы с помощью внутренних источников пытаются привести Турцию к катастрофе и хаосу. Президент Турции отставкой премьер-министра в мае попытался избавиться от вины за поддержку этих организаций, как и за ссору с Россией, но, к сожалению, мало кто в Турции отделяет эти события от самой правящей партии и Эрдогана. Как гласит турецкая пословица, кипящий котел крышку не удержит.

Директор Центра стратегических исследований Кавказа Хасан Октай тоже отмечает удивительную, но не всегда объяснимую веру турецких граждан в правительство, несмотря на отсутствие стабильности в стране. Эрдоган после начала приема беженцев из Сирии находится в затруднительном положении, и в данном случае коалиция с другими партиями спасает его рейтинг. В частности, Партия националистического движения во главе с Девлетом Бахчели всегда была цементом, скрепляющим всех турок – и исламистов, и кемалистов – по ататюрковскому принципу «Счастлив тот, кто называет себя турком». Бахчели – личный щит Эрдогана в его противоречивых политических действиях. И, надо признать, пока эта система внутри страны работает очень неплохо.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган умело мобилизует общество для своей поддержки, как он это сделал в ночь на 16 июля при попытке госпереворота, когда, выйдя ночью в прямой эфир, призвал граждан выйти на улицы и помешать перевороту. Нельзя отрицать, что в том числе и активность народа тогда обескровила заговорщиков. После 16 июля электорат привязан к своему лидеру жертвами тех событий.

Правящая Партия справедливости и развития, находящаяся у власти с 2002 года, имеет большой опыт во внутренней политике и использует образ внешнего врага, в роли которого выступает организация FETO («Террористическая организация Фетхуллы Гюлена») во главе с Гюленом и США, а иногда они – вместе. Гюлен ― исламский богослов, бывший турецкий мулла, поначалу поддерживал Эрдогана, теперь – его главный оппонент, лидер исламского движения либерального толка «Хизмет», называемого «мягкой силой» за организацию школ, лицеев, ставку на культурный и межконфессиональный диалог.

Эрдоган и будущий премьер-министр Абдулла Гюль вместе с Гюленом принадлежали к происламской партии «Национальная Сила» (Milli Gorus), даже ездили к нему в Пенсильванию, куда он в 1999 г. уехал на лечение и более не возвращался. Но после разгрома Израилем турецкой «Флотилии свободы», пытавшейся прорвать блокаду Сектора Газа, когда Гюлен подверг критике эту акцию турецких властей, политические пути Гюлена и Эрдогана окончательно разошлись. Позднее, после скандалов с обличением Гюленом взяточничества турецкой верхушки в 2013 году, Эрдоган стал обвинять его и «Хизмет» в создании «параллельного государства» – структуры, внедрившейся во все государственные службы и учреждения с целью развала страны. Теперь «Хизмет» (сейчас в Турции ее чаще называют FETO) в Турции, а после попытки переворота 16 июля и в России, признана террористической организацией.

Считается, что на Гюлена оказывает давление правительство США и ЦРУ, поскольку только это могло бы объяснить такую популярность и успех организации. Не забудем, что татарско-турецкие лицеи, открытые Гюленом во всех тюркских и кавказских субъектах России, были закрыты только в 2008 году, а его причастность к попытке переворота почти никто не подвергает сомнению. Хотя оппозиция не сбрасывает со счетов и причастность Генштаба, но тоже в ключе принадлежности его сотрудников к Гюлену, «Хизмету» и строящемуся ими «параллельному государству».

Однако можем ли мы считать Фетхуллу Гюлена причастным к убийству посла,-если полицейский-убийца был действующим сотрудником МВД Турции? Он не был уволен как пособник путчистов в рамках чисток после попытки переворота, когда была снята треть военной верхушки, десятки чиновников и тысячи мелких госслужащих, включая профессуру. Мевлют Мерт Алтынташ не был под подозрением как «гюленовец», не учился ни в школе Гюлена, ни на подготовительных курсах. Единственную связь, которую смогли найти – повар в школе, где учился убийца, который ходил на лекции сторонников Гюлена.

Но одно это не дает никакого права перекладывать ответственность за произошедшее на «Хизмет» и Гюлена. Ведь сам Гюлен неоднократно подчеркивал свое негативное отношение к терроризму (не ставя это под сомнение – для него пока нет оснований – зададимся иным вопросом: контролирует ли богослов своих сторонников, в какой мере и степени? – прим.ред.). Гюленовцы были бы очень заинтересованы дискредитировать убийством российского дипломата турецкие власти, что, фактически, и произошло. Но вряд ли бы в таком случае не нашлось следов, ведущих к друзьям-гюленистам или посещению гюленовских учебных заведений. Якобы найденная на квартире Алтынташа гюленистская литература (наряду с «аль-каидовской») выглядит неубедительно, поскольку идеологии совершенно не сочетаются, да и убийцы редко оставляют на виду очевидные улики, тем более такие противоречащие друг другу (наивное замечание – и по поводу «несочетающейся» идеологии, поскольку дело не в ней, и о продуманности всех действий убийц. – прим.ред.). Более того, убийца кричал про Алеппо, даже не просто про Сирию, а про конкретный город, заявив, что это месть. Гюлену особенно незачем было мстить России (а как же закрытие всех его лицеев, на которые были потрачены огромные суммы?… впрочем, это ирония; у стоящих за богословом сил есть куда более веские поводы «обижаться» на Россию – прим.ред.), а как способ подорвать кредит доверия к президенту Турции – слишком тонкий и маловероятный сценарий.

Слова высших турецких чиновников о вине Гюлена, к сожалению, выглядят попыткой властей отвести глаза общественности от провала турецких спецслужб. Ошибка Анкары в том, что на протяжении десяти лет запрещали службам безопасности охранять дипломатов, ведь безопасность обеспечивает принимающая сторона. Турецкая сторона неоднократно подчеркивает, что Алтынташ являлся бывшим сотрудником полиции, это крайне важно для турецкого правительства и якобы он был прежде уволен из-за связей с Гюленом. Потом, правда, сам Эрдоган вынужден был опровергнуть увольнение.

Другое дело – суннитские радикалы в лице «Джейш аль-Фатх». Почему сейчас все больше говорят, что мишенью была не Россия, не Турция, а конкретный человек – именно Андрей Карлов? Карлова очень сложно заменить, через него в Москву стекалась вся информация, он был на острие атаки после 24 ноября 2015 года, он способствовал примирению России и Турции. Он мешал региональным державам, которых переговоры России, Турции и Ирана оставили за бортом. Убийство посла – политический жест, цель которого – не просто разрушить российско-турецкие отношения, а помешать конкретно российско-турецкому взаимодействию по Сирии в Алеппо. Динамика действий в Алеппо совпадала с динамикой диалога Путина и Эрдогана. Это очень похоже на месть за то, что Эрдоган сдал сирийских боевиков в восточном Алеппо. Три страны, переговоры которых должны были состояться и состоялись 20 декабря в Москве, фактически «подвинули» региональных лидеров исламизма – Саудовскую Аравию и Катар, которые поддерживают «ИГ», а значит, и «Аль-Каиду». Страны Персидского залива оказались недовольны такой расстановкой сил.

Есть еще одна, правда, неподтвержденная версия. Недавно в Алеппо произошел захват 14-ти офицеров НАТО, включая США и Турцию, а также Израиль и Саудовскую Аравию – элита, советники. И теперь якобы идет торг между странами, чтобы их выдали, и этот теракт – сигнал России, чтобы она их выдала. Но эти договоренности начали выполняться после переговоров двух президентов еще в августе, когда они договорились о совместных действиях по Сирии, а проблема захваченных советников тех или иных существует все годы военных действий в Сирии.

Несмотря на такое обилие заинтересованных в убийстве, в Турции по привычке, сформировавшейся после 16 июля, и здесь винят Гюлена, подчас и Америку, как говорится, руками Гюлена со стороны Америки. В запутанном клубке противоречий Турции обвиняет США и профессор, преподаватель университета Йылдырым Бейазыт в Анкаре Салих Йылмаз: «Высказывания Обамы по сирийской проблеме подают идеи». По его мнению, Турция находится под сильным давлением. «Есть две причины: первая – это то, что Турция ведет себя независимо от Запада; вторая – что Турция ведет взаимоотношения с Россией по вопросам Сирии и Евразии. Те, кто думают, что они смогут закончить эти взаимоотношения, убив Карлова, неправы, так как после этого связи будут сильней. И Россия, и Турция не намерены сдаваться. Карлов был одним из нас и всегда таким останется», – констатировал профессор Йылмаз. Американской администрации было бы крайне выгодно поссорить наши страны.

Но сваливать вину на Штаты, по крайней мере, бессмысленно как для Турции, так и для России. С Западом надо было бы объединяться в борьбе с мировым терроризмом, который в данный момент поддерживает Саудовская Аравия и Катар, терпящие потери на сирийском плацдарме и заинтересованные больше других в недопущении усиления влияния российско-турецко-иранского треугольника. Однако попытки прийти к общему знаменателю со странами НАТО терпят фиаско. С другой стороны, и с Турцией мы расходились в этом аспекте, но постепенно налаживаем диалог. Со странами Запада это будет сделать, безусловно, сложнее, будет больше нажима и провокаций, но исключать целый блок стран из борьбы с мировым врагом было бы недальновидно (дай-то Бог, чтобы это пожелание реализовалось, но нынешняя ситуация вокруг Сирии, а главное, позиция этого самого Запада такую возможность практически исключает, о чем мы неоднократно писали – прим.ред.).

Обложка предпоследнего декабрьского номера британского The Economist. Статьи в номере – аналогичного содержания

К настоящему времени многие на Западе убеждены, что Турция – проходной двор, по которому беспрепятственно проходят с Юго-Востока на Запад. Нет никакой возможности достоверно установить, беженец ли пересекающий границу человек или террорист. Не будет преувеличением сказать, что страна пожинает плоды попустительской политики в отношении организаций, во многих странах признанных террористическими. В этих условиях риторика турецкого правительства при обращении к своему народу – совершенно особенная. По большинству телеканалов идет массированная пропаганда сирийской проблематики, обвинения России в убийстве мирных жителей в Алеппо. Именно поэтому многие после убийства Андрея Карлова считали это делом рук фанатика, попавшего под влияние такого наступления на Россию в турецких СМИ. Эта информация пока не подтвердилась.

Таким образом, мы видим, что все турецкое общество, независимо от партийной принадлежности, решительно осуждает теракт в Анкаре. Жители Турции и ее руководство, вероятно, лишь сейчас осознали, перед какими проблемами оказалась страна, поняли, каково количество сил, которым невыгодно усиление Турции и ее продуктивные отношения со стратегическими партнерами. Нельзя не учитывать менталитета турецких партнеров, которые считают, что «в спешное дело вмешивается дьявол». Разность мнений по поводу виновников терактов и попытки переворота, и в то же время стремление увязать эти события в одну цепь, говорят о противоречиях в обществе, о его страхе, но и о нежелании идти на поводу у террористов, исламистов и западных недругов, о готовности сплотиться, найти преступников и наказать их. ТАТЬЯНА ШУВАЛОВА

Yorumlar