KAFKASSAM – Kafkasya Stratejik Araştırmalar Merkezi

  1. Anasayfa
  2. »
  3. Rusya
  4. »
  5. Денис Коркодинов: Что имел в виду Президент России, введя “особый режим боевого дежурства сил стратегического сдерживания”?

Денис Коркодинов: Что имел в виду Президент России, введя “особый режим боевого дежурства сил стратегического сдерживания”?

Kafkassam Editör Kafkassam Editör - - 6 dk okuma süresi
23 0

Согласно обновленной военной доктрине России, силы стратегического сдерживания подразделяются на силы наступательного сдерживания (это, безусловно, ядерное оружие и средства его доставки, включая тяжёлые бомбардировщики, подводные лодки, крылатые и баллистические ракеты), а также силы оборонительного сдерживания (преимущественно, ПВО).

В советское время, режимы боевого дежурства (БД) традиционно делились на четыре категории:

1) постоянное БД, предполагающее осуществление воинскими подразделениями повседневных обязанностей, свойственных для мирного времени;

2) повышенное БД, как правило, реализуемое во время военных учений и сборов: проверка готовности личного состава, сдача норм ГТО, проверка материально-технической базы;

3) БД в условиях военной опасности, состоящее в обязательном порядке передислокацию войск в район оперативного сосредоточения, доукомплектование родов войск, осуществление сторожевой и разведывательной деятельности в непосредственной близости от источника военной опасности;

4) полное БД, предполагающее в обязательном порядке выдвижение войск на стратегические позиции на расстояние длины выстрела от источника чрезмерной опасности, развёртывание огневых средств всех родов войск, а также организация боевого охранения.

Применительно к современной военной доктрине, начиная с 2014 года, то есть после украинского Майдана, по 27 февраля 2022 года на западном и юго-западном направлении вооруженные силы России, включая силы стратегического сдерживания, находились в режиме военной опасности, что не является, собственно особым режимом, поскольку этот режим не предполагал реализацию политики встречного, но отнюдь не ответного удара. Москва на тот период времени рассматривала киевский режим в качестве источника опасности, но эта опасность, в некотором роде, подлежала управлению, в частности, с помощью дипломатических и политических инструментов давления. В этой связи, не было необходимости даже гипотетически рассматривать использование тактического ядерного оружия в отношении потенциального противника, поскольку на тот период времени Украина не входила в перечень “особо опасных” государств.

Между тем, после заявления президента Джо Байдена о том, что альтернативой санкциям в отношении России из-за Украины может быть только “Третья мировая война”, у Москвы не осталось никаких сомнений в том, что игра началась крайне опасная. И в результате этой игры вполне реальной становится угроза дальнейшего существования российского государства. В связи с этим, Президент России Владимир Путин как Верховный Главнокомандующий страны принял решение повысить режим БД до “особого”, или, согласно советской терминологии, режима полной БД.

Это означает, что российские тяжёлые бомбардировщики, в бомбовых отсеках которых находятся мощные термоядерные бомбы до 25 Мт, приступили к 24-часовому боевому дежурству не в местах вылета, а непосредственно в воздухе. Каждый пилот тяжелого бомбардировщика имеет пакет с зашифрованным конкретным боевым заданием.

Экипажи подводных лодок по приказу Верховного Главнокомандующего, Министра обороны и непосредственно командира загрузили в боевые отсеки отнюдь не тактическое, а стратегическое ядерное оружие, готовое в любой момент поразить чётко обозначенные цели.

Спусковые шахты, расположенные на территории страны, находятся в состоянии повышенной боевой готовности и взяты под дополнительно усиленную охрану.

Боевым расчетам наземные ПВО отдан приказ сбивать любые цели потенциального противника над российской территорией.

Комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом (“Периметр”) приведен в состояние, готовое к использованию.

Глава государства фактически объявил о реализации политики встречного удара, то есть удара, который должен последовать в ответ на удар противника, не дожидаясь 100-процентного поражения объектов, расположенных на нашей территории. Этим этот удар и отличается от ответного.

Ответный удар – это, проще говоря, когда противник запустил ракеты в нашем направлении, мы ждём когда эти ракеты упадут и только после этого наносим свой удар.

Встречный удар – это когда противник запустил ракету, мы, не дожидаясь когда эта ракета поразит наши объекты, наносим свой удар по противнику.

Однако есть ещё и политика превентивного удара, когда противник только подумал запустить в нашем направлении удар, а мы уже его поразили. До этой стадии Россия ещё не дошла, но Владимир Путин чётко дал понять на международной арене, что от нанесения превентивного ядерного удара, который, впрочем не является частью нашей военной доктрины, нас останавливает только наличие здравого смысла.

Денис Коркодинов

İlgili Yazılar

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak.