Almanya’nın Erken Seçim Hazırlığı Ne Getirir

Эксперт прокомментировал возможную отправку турецких войск в Ливию

U.S. Policy Toward the South Caucasus: Take Three

Mustafa Hajibeyli: Paşinyanı Rusiya qarşısında ifşa etmək yox

Денис Коркодинов: Чего следует ожидать в Ливане после отставки Саада Харири?

Gündem 20 Temmuz 2021
44
MAKEDONYA'DA SINAVSIZ ÜNİVERSİTE

Недавняя очередная громкая отставка премьер-министра Ливана Саада Харири, призванного сформировать коалиционный кабинет министров, создаёт объективные предпосылки для нового этапа протестного движения. При этом финал ливанских протестов вряд ли может быть предсказуемым: страна либо сможет наконец-то определить вектор позитивного развития, либо ещё больше углубится в состояние катастрофического кризиса.

На протяжении 11 календарных месяцев в Ливане существует “правительственный вакуум”, что негативным образом отразилось на всех секторах жизни государства. Инфляция в стране достигла немыслимых масштабов, что сразу привело к образованию дефицита на основные продовольственные товары, топлива и перебоям в подаче электроэнергии. К уже имеющимся проблемам добавились неспособность ливанского руководства сдержать рост заболевших от коронавируса, а также решить острые социальные и политические проблемы внутри государства. К тому же, причиной нескрываемого гнева рядовых ливанцев стало затягивание, а, если быть точнее, блокирование уголовного дела по расследованию обстоятельств взрывов в бейрутском порту 4 августа 2020 года. В частности, люди обвиняют окружение президента Ливана Мишель Ауна в том, что основные виновники трагедии до сих пор не установлены, а система ливанского правосудия не заинтересована в том, чтобы вынести окончательный вердикт по делу. И, казалось бы, официальный Бейрут сейчас преследует цель вовсе забыть о произошедших взрывах, поскольку в случае объективного расследования дела может выяснится, что многие ливанские политики прямо или косвенно были причастны к организации террористической акта хотя бы в том, что большая часть из них систематически предоставляла израильской разведке сведения об уязвимых местах в системе обороны Страны кедров.

На этом фоне Саад Харири, предложивший главе ливанского государства список из 24 министров, принял решение демонстративно покинуть пост премьер-министра. Его поступок вполне логично сравнить с “перетягиванием каната” между ним и Мишелем Ауном, который отказался идти на какие-либо компромиссы относительно кадрового состава национального правительства. Тем не менее, основная причина политических разногласий состоит в том, что ушедший в отставку премьер-министр начал стремительно терять влияние на ливанскую сцену. К тому же, его ослабевающая связь с Саудовской Аравией стала причиной потери к нему интереса со стороны ливанского истеблишмента, лидеры которого были готовы спровоцировать новые беспорядки в случае, если бы Саад Харири остался у власти. Поэтому отставка премьер-министра выступала своеобразным инструментом сглаживания острых углов в переговорах с ливанской элитой. Однако это не привело к социальному затишью, поскольку отсутствие эффективного руководства страны, работающего на основе политического консенсуса, вынуждает ливанцев прибегнуть к излюбленной ими форме протеста – беспорядкам, которые могут начаться уже в самое ближайшее время. При этом ни Саад Харири, ни Мишель Аун, ни Хасан Насралла уже не имеют никаких рычагов сдерживания толпы, что создаёт дополнительные риски на ливанской сцене.

Эр-Рияд стал рассматривать Саада Харири в качестве аутсайдера. В этой связи, весьма показательно то, что теперь уже бывший премьер-министр Ливана в течение последних месяцев нахождения у власти избегал посещать Саудовскую Аравию. Это было связано с недвусмысленным сигналом королевского двора о том, что ливанский политик представляет собой “нежелательную персону”.

Примечательным отличием нынешней отставки Саада Харири и его отставки в ноябре 2017 года является то, что тогда он заявил о своём уходе с поста премьер-министра страны, находясь на территории Саудовской Аравии. Это послужило основанием для того, чтобы президент Ливана Мишель Аун публично назвал его “заложником саудовского двора”. Теперь же дело обстояло несколько иначе: Эр-Рияд фактически открестился от неудачливого ливанского политика.

В свою очередь, Саудовская Аравия намерена по-прежнему оказывать влияние на Бейрут, пытаясь, тем самым, протолкнуть в ливанское правительство лояльных людей. На это, в частности, косвенно указывал во время своего выступления 8 июля 2021 года лидер маронитской церкви Ливана Бешар Бутрос эль-Раи. Он подчеркнул, что союз с Эр-Риядом позволит Бейруте сохранить свою идентичность и противостоять внешним врагам. При этом Бешар Бутрос эль-Раи добавил, что саудиты никогда не нарушали территориальную целостность Страны кедров, что является отличной гарантией их долгой дружбы. В этой связи, вполне ожидаемым событием ближайшей перспективы является то, что Эр-Рияд организует формат двусторонних переговоров с ливанским руководством в целях обсуждения состава нового кабинета министров. Не исключено, что саудитв смогут предложить Мишелю Ауну участие в крупных инвестиционных программах в обмен на его согласие с предложенным списком министров. При этом представители королевского двора вряд ли будут делать ставку на ливанских политиков в качестве посредников в переговорном процессе с президентом Ливана. В конце концов, повторное фиаско Саада Харири на ливанской сцене привело саудитов к выводу о том, что им будет гораздо выгоднее вести переговоры с Бейрутом непосредственно.
Денис Коркодинов

Yorumlar