KAFKASSAM – Kafkasya Stratejik Araştırmalar Merkezi

  1. Anasayfa
  2. »
  3. İran
  4. »
  5. Денис Коркодинов: Будет ли война с Ираном?

Денис Коркодинов: Будет ли война с Ираном?

Kafkassam Editör Kafkassam Editör - - 8 dk okuma süresi
41 0

Провал Венского формата переговорного процесса по иранской ядерной программе вновь возвращает отношения между Тегераном и Вашингтоном в состояние крайней напряжённости. Помимо прочего, Израиль начал усиливать подготовку к реализации военного сценария оказания давления на режим аятолл. Участники международной коалиции готовы прибегнуть к эскалации открытого вооруженного конфликта в целях воспрепятствования Ирану создать ядерное оружие. Подобные меры эскалации напряжённости включают в себя расширение фронта военных столкновений в пограничных с Ираном территориях. Кроме того, значительно увеличивается количество военных манёвров с участием вооружённых сил Израиля и США, направленных на разработку различных вариантов морской, воздушной и сухопутной наступательной операции против Исламской республики.

Между тем, источники, близкие к ЦАХАЛ и американскому военному командованию, отмечают, что до сих пор в рядах антииранской коалиции существуют сомнения относительно целесообразности прямого конфликта с Ираном в краткосрочной перспективе. В частности, в Тель-Авиве и Вашингтоне опасаются, что даже в случае попытки блицкрига Тегеран сможет в течение 2-3 лет восстановить разрушенную инфраструктуру и разработать новые технологии, позволяющие значительно ускорить реализацию ядерной программы. Поэтому сейчас большинство американских и израильских стратегов настаивают на том, что если война с Ираном неизбежна, то уже в течение 3-10 дней с момента начала военных действий по иранским ядерным объектам должен быть нанесён сокрушительный удар, в результате которого степень причинённого ущерба должна составить исключительно 100 процентов. Однако, учитывая то, что большинство ядерных объектов режима аятолл находятся под землёй, на глубине, не доступной для обычных видов вооружения, и имеют модернизированную систему защиты, в том числе, от прямого ядерного удара, то предполагается, что первичными мишенями могут стать иранские центры принятия государственных решений и оперативного командования, включая резиденцию президента Ирана Ибрагима Раиси, центральный офис Корпуса стражей Исламской революции, штаб отряда специального назначения ” Аль-Кудс”. Не ограничиваясь этим, Тель-Авив и Вашингтон намерены нанести военные удары по посольству Ирана в Сане (северная часть Йемена), офисам центрального командования “ХАМАС” в Палестине и “Хизбаллы” в Ливане.

По сведениям израильских спецслужб, к началу декабря 2021 года режим аятолл смог достичь уровня обогащения урана 93 процентов, что позволяет ему произвести первую ядерную бомбу в течение 1 календарного месяца, то есть не позднее января 2022 года. Тем не менее, даже при таком варианте развития событий Тегерану потребуется примерно год-два для того, чтобы наладить серийное производство ядерных бомб, провести испытания и модернизацию средств доставки, потому что наличие всего одной ядерной бомбы не сможет создать военное преимущество перед США, которые в настоящее время располагают более 3800 ядерными боезарядами, или Израилем, чей арсенал, состоянию на 2021 год, оценивается более чем в 250 ядерных бомб.

Таким образом, наличие только одной ядерной бомбы у Ирана нельзя даже рассматривать в качестве оружия первого или ответного удара. Это, скорее всего, символическая военная переменная, угроза использования которой, однако, вынуждает Тель-Авив и Вашингтон уже сейчас вносить изменения в свои военные доктрины и оказывать на Тегеран беспрецедентное давление.

Подготовка к военным действиям против Исламской республики осуществлялась последние 20 лет. Тем не менее, именно провал Венских переговоров как последнего рубежа в сдерживании иранских ядерных амбиций, позволил Израилю и США всерьёз задуматься над претворением в жизнь своих военных планов. При этом силы безопасности Израиля отдают себе отчёт в том, что действия против Ирана практически неизбежно будут включать одновременное проведение военных операций в Палестине, Ливане, Сирии, Ираке и Йемене, что потребует использование всех родов войск и агентурной сети на всех направлениях фронта: на море, в воздухе и на суше. В свою очередь, это потребует от Израиля привлечения на свою сторону дополнительных сил международной коалиции, включая, помимо США, Саудовскую Аравию, Объединённые Арабские Эмираты, Катар, Египет и другие аффилированные страны региона.

Отмечается, что военная кампании против “ХАМАС” и “Хизбаллы” в значительной мере может отличаться по своей интенсивности и содержанию от действий на других участках фронта, к чему израильские военные пока не подготовлены. В связи с этим, начальник штаба Армии обороны Израиля Авив Кохави намерен в первой декаде 2022 года сосредоточить основное внимание на формировании военных резервов на северном направлении и проведении усиленных учений сухопутных сил. Для этих целей Тель-Авив одобрил выделение более 1 миллиарда шекелей (более $322 миллионов), которые должны быть освоены не позднее начала апреля 2022 года. Это подразумевает приобретение дополнительных видов вооружения, включая штурмовую авиацию, ракеты типа “земля-земля” и “земля-воздух”, а также проведение не менее 15 военных маневров.

Тем не менее, источники единодушны во мнении о том, что реализация подобного сценария будет рассматриваться только в качестве крайней меры. По крайней мере, в израильском военном истеблишменте есть определённая доля скептиков, которые считают, что у премьер-министра страны Бенни Ганца достаточно здравого смысла, чтобы не создавать поводов для региональной напряжённости. Но проблема состоит в том, что глава израильского кабинета министров сейчас более склонен развязать войну, чем содействовать обеспечению мира.

Денис Коркодинов

İlgili Yazılar

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak. Gerekli alanlar * ile işaretlenmişlerdir