Глобальная «головная боль». Размышления о столетних итогах соглашения Сайкса-Пико

Hakan Fidan Mesrur Barzani’yi Kandil Operasyonuna destek vermeye nasıl ikna etti!

Պուտինը զրուցել է Քոչարյանի հետ, հաստատել է Պեսկովը

MÖVQELƏRİMİZİN İRƏLİ ÇƏKİLMƏSİ PSİXOLOJİ ÜSTÜNLÜK QAZANDIRIR

Денис Коркодинов: Афганистан становится центром международного терроризма исламистского толка

Gündem 1 Ağustos 2021
37
MAKEDONYA'DA SINAVSIZ ÜNİVERSİTE

Не дожидаясь окончательного вывода американских войск с территории Афганистана, талибы решили воспользоваться моментом и предпринять попытку полного захвата власти в стране. Пока Вашингтон и его союзники занимаются реализацией механизмов эвакуации своих армейских подразделений, “Талибан” активизировал своё давление на правительственные войска и к сентябрю 2021 года рассчитывает войти в центр Кабула в целях свержения режима Ашрафа Гани. На сегодняшний день талибы контролируют уже более 90 процентов афганской территории. Вследствие этого основная озабоченность международного сообщества связана не столько с практически неминуемой победой “Талибана”, сколько с превращением Афганистана в новый очаг международного терроризма.

Заключив 29 февраля 2020 года так называемое “Дохинское соглашение” с талибами, Белый дом рассчитывал на то, что “Талибан” и связанные с ним организации (прежде всего, “Аль-Каида”) не станут использовать территорию Афганистана для создания угроз американским интересам. Это было центральным пунктом соглашения, имеющим особую актуальность в свете того, что США после событий 09/11 стали считать своим священным долгом борьбу с международным терроризмом. Однако справедливости ради стоит отметить, что с 2001 года Вашингтон в реализации своего “священного долга” достиг только тактической победы, тогда как в плане стратегии он потерпел сокрушительное фиаско.

В настоящее время большинство стран международного сообщества, в том числе США, Китай и Россия, практически единодушны во мнении о том, что провести чёткую грань между “Талибаном”, “Аль-Каидой” и их производными, совершенно невозможно. Сейчас афганские талибы связаны нерушимыми узами с последователями Аймана аль-Завахири, вследствие чего если мы говорим об “Аль-Каиде” в Афганистане, то это означает, что мы имеем, прежде всего, движение “Талибан”.

Формальное согласие талибов не использовать афганскую территорию для атак на США и их союзников совершенно не свидетельствует о том, что талибы взяли на себя обязательство разорвать свои отношения со своими “братьями по терроризму”, которые, в свою очередь, не заключали никаких соглашений с американцами относительно ненападения. Однако с 2020 года подготовка сценариев борьбы с США в Афганистане приобрела более секретный характер. Талибы не отказались от своей антиамериканской политики.

Между тем, начиная с 2005 года, представители политического крыла “Талибан”, пребывающие в Катаре, в значительной мере, “продвинулись” в своих террористических взглядах. Они пришли к выводу о том, что “Талибан” в Афганистане является единственной опорой исламистского сопротивления. Это послужило основанием для конфронтации с “Аль-Каидой”, которая не пожелала уступать свои домирирующие позиции талибам. Тем не менее, военное крыло “Талибана”, представленное, в основном, пассионарными полевыми командирами, лишь укрепилось в своей вере в то, что именно союз с “Аль-Каидой” позволит им реализовать проект “Исламского Халифата”.

В течение последних 10-12 лет связи между афганскими талибами и международными террористическими организациями исламистского толка укрепились, благодаря семейным узам и военным успехам в борьбе против официального Кабула. В этой связи, уже в октябре 2020 года на сайте официального средства массовой информации движения “Талибан”, информационного агентства “Голос джихада”, было прямо заявлено, что талибы ни при каких обстоятельствах не станут ограничивать и, тем более, разрывать свои отношения с “Аль-Каидой”. Тем не менее, на данном этапе борьбы “Талибан” считает своей основной целью достижение успехов на внутреннем поле, то есть в борьбе с режимом Ашрафа Гани, тогда как противостояние с США временно не рассматривается ими в качестве приоритета. Это связано с тем, что сейчас непосредственной преградой для возрождения “Исламского Эмирата” на территории Афганистана является руководство официального Кабула, а США, равно как и Китай, Россия, демонстрируют готовность вести переговоры. Это позволяет талибам практически беспрепятственно вести свою террористическую деятельность до тех пор, пока она не мешает американским, российским или китайским интересам.

Сейчас талибы позиционируют себя в роли триумфаторов, потому что именно им, как они сами считают, удалось принудить США вывести свои войска с территории Афганистана. Такое позиционирование привлекает к ним различные террористические организации, большинство из которых были вынуждены в течение долгих лет находиться в подполье. По этой причине, что вполне ожидаемо, между талибами и другими такфиристами начались борьба за лидерство. В частности, такая борьба развернулась против боевиков “ИГИЛ”.

Талибы обвиняют членов “Исламского государства” в том, что они предали идеи “настоящего ислама”, поскольку не смогли сохранить свои завоевания в Сирии и Ираке. В этом смысле, для “Талибана” “ИГИЛ” – это “шайка лузеров”, которые не умеют ни воевать, ни управлять территориями. Поэтому неудивительно, что в период с 2009 по 2021 годы Кабул имел негласные договорённости с талибами относительно того, что они будут воевать против “ИГИЛ”, а руководство страны в качестве благодарности не станет препятствовать “Талибану” вести свою террлристическую деятельность, особенно если это касается нападений на силы международной коалиции.

Сейчас создание “Исламского Эмирата” в Афганистане талибам необходимо для того, чтобы подчинить себе большинство террористических организаций. Это некий “сертификат качества” для “Талибана”, который мечтает о единоличном правления “эмира” Мавлави Хайбатуллы Ахундзада.

Денис Коркодинов

Yorumlar