Rus milletvekili ABD’nin planlarına tepki verdi: “Bunlar asla kabuledilemez.”

Ermeni basınından Demirtaş “sevinci”: Cumhurbaşkanı olursa Türk-Ermeni ilişkileri iyileşir mi?

«Янычары» побили «стрельцов» в Ливии: что дальше?

Atalarımızın kılınc hakkıyla kazandığı topraklara yine adaleti Türkiye getirecek.

Все дороги ведут в Болгар: топ-100 влиятельных мусульман России

Rusya 16 Mayıs 2021
29

БИЗНЕС Online» во второй раз составил список ключевых персон, на которых ориентируется 20-миллионная умма нашей страны
Ураза-байрам — один из двух главных праздников в исламе — еще один повод, чтобы взглянуть на то, чем и кем живет российская умма сегодня. Влиятельные мусульмане — это довольно пестрое сочетание политиков, общественных деятелей, ученых, артистов и спортсменов, живущих в различных регионах, часто очень по-разному смотрящих на жизнь. Цель рейтинга — объединение и сплочение этого многоцветного, но разобщенного мира. Призываем читателей «БИЗНЕС Online» дополнять наш обзор в комментариях.

Пандемия коронавируса на долгие месяцы остановила жизнь не только культурных заведений и общепита, но и жизнь религиозных организаций

«Фигуры все те же, но некоторые сменили свои позиции»
«Фигуры все те же, но некоторые сменили свои позиции», — так один из экспертов «БИЗНЕС Online» оценил текущую ситуацию в мусульманском мире России по сравнению с той, которая была без малого два года назад, когда наша газета представила свой первый рейтинг 100 самых влиятельных людей в отечественной умме. То было, действительно, дебютным такого рода журналистским исследованием, но проведенная колоссальная работа с привлечением большого количества различных специалистов по теме позволила и на этот раз нам опираться на предыдущий рейтинг.

К тому же пандемия коронавируса на долгие месяцы остановила жизнь не только концертных залов или заведений общепита, повседневная жизнь религиозных организаций тоже впала в какой-то момент в спячку, что позволило в том числе и некоторым представителям из нашего списка сохранить свои предыдущие позиции.

Тем не менее ряд факторов способствовал перемещениям в рейтинге, а также появлению в нем новых лиц, зафиксированному экспертами.

На пути Аллаха: топ-100 влиятельных мусульман России
Во-первых, это предстоящее в 2022 году 1100-летие принятия ислама Волжской Булгарией, празднование которого благословил сам президент России Владимир Путин. Очевидно, что мероприятие пройдет с широким размахом, как в Татарстане умеют; соответственно, и центр мусульманской жизни на время перемещается на земли древних булгар. Отсюда и обильное присутствие, а также высокие позиции представителей республики в нашем топ-100. Кроме того, ни для кого не секрет, что будущий большой юбилей уже пробежался черной кошкой между отношениями крупных муфтиятов друг с другом, у каждого из которых (в данном случае речь идет о ДУМ РФ и ДУМ РТ) есть свои основания на то, чтобы играть первую скрипку при организации празднеств.

Это и есть второй фактор, повлиявший на изменение позиций в нашем рейтинге. Последние два года вновь очень активно заговорили о разрозненности отечественных мусульман на организационном уровне, что зачастую не позволяет перед теми же властями всем вместе четко ставить вопросы, важные для всей уммы. Российские муфтии так часто оказываются заняты внутривидовой борьбой, которая становится достоянием общественности, вызывая чувство неловкости, что стоит ли удивляться тому, что в текущем году топ-100 «БИЗНЕС Online» возглавляет не священнослужитель.

Вообще, что касается влиятельности муфтиятов и их руководителей, нужно обратить внимание, что речь в рейтинге газеты не идет о количестве приходов, которые входят в ту или иную централизованную организацию. И да, реальное ранжирование духовных управлений мусульман по числу мечетей и вовсе многих может удивить. В частности, в ноябре 2020-го компания «Религия сегодня» приводила следующие данные, за прошедшие полгода они практически не изменились:

ДУМ Дагестана (муфтий — Ахмад Абдулаев) — около 2 тыс. мечетей;
ДУМ Татарстана (Камиль Самигуллин) — 1,5 тыс.;
ЦДУМ (Талгат Таджуддин) — 1,2 тыс.;
КЦМ СК (Исмаил Бердиев) — 1 тыс.;
ДУМ Башкортостана (Айнур Биргалин) — 400;
ДУМ РФ (Равиль Гайнутдин) — 350.
Наконец, в-третьих, умма России также на себе почувствовала влияние «эпохи „Телеграма“». Анонимные каналы, рассказывающие о подноготной деятельности муфтиев, имамов и прочих представителей мусульманского мира, становятся все более популярными. Публикации из «Ходжи Таджуддина», «Тайн озера Кабан», «Уральского джахадоведа» и прочих телеграм-каналов буквально «ходят по рукам» правоверных. Интересно, но чаще всего здесь бьют по той же команде Гайнутдина в ДУМ РФ. Понятно, что это, с одной стороны, говорит о сильных позициях шейха Гайнутдина, с другой — поток информации, пусть часто и непроверенной, все равно сказывается на имидже главы ДУМ РФ и его сподвижников. Впрочем, некоторые из них потеряли по нескольку позиций в нашем рейтинге все же не по этой причине.

Также заметим, что не стало двух ярких героев нашего предыдущего топ-100 — ушли из жизни бравый генерал Махмут Гареев и переводчица Корана Валерия (Иман) Порохова.

Первая пятерка: новый лидер из правительства
Итак, возглавляет рейтинг 54-летний вице-премьер России Марат Хуснуллин. Возможно, кого-то удивит выбор. Некоторые из экспертов «БИЗНЕС Online» считают, что отношение к мусульманской умме Хуснуллин имеет чисто формальное, а активность в данной сфере проявляет только после указаний с самого верха. Согласимся, что лидерство в топ-100 одного из руководителей федерального правительства скорее тактическое, чем стратегическое. Но именно Хуснуллина президент РФ назначил на пост руководителя оргкомитета по проведению празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, по сути, поставив в данном вопросе Марата Шакирзяновича над всеми отечественными муфтиями. Кроме того, не стоит забывать, что и в рейтинге-2019 наш герой, тогда еще руководитель строительного комплекса Москвы в ранге вице-мэра, занял очень высокое 9-е место, внеся огромный вклад в строительство Соборной мечети в российской столице. Но теперь у Хуснуллина как главы оргкомитета по проведению будущего большого юбилея есть уникальный шанс еще и выступить арбитром в отношениях ДУМ РФ и ДУМ РТ, с представителями которых ему придется работать. Не секрет, что у вице-премьера отличные отношения с шейхом Гайнутдином: возможно, высокому чиновнику и удастся убедить последнего, что с коллегами по умме надо не искать каждый раз повод, чтобы поссориться, а найти общий язык во благо 20 млн российских мусульман.

Возглавляет рейтинг самых влиятельных людей в отечественной умме Марат Хуснуллин (слева). Равиль Гайнутдин (справа) продолжает оставаться пламенным трибуном, публично защищающим мусульман. А позиции Рустама Минниханова (в центре) в ближайшее время будут только усиливаться
В то же время Равиль Гайнутдин (2) вряд ли может себе занести в актив последние два года деятельности. Да, Равиль хазрат продолжает оставаться пламенным трибуном, публично защищающим мусульман, готовым называть даже имена власть имущих, ставящих палки в колеса приверженцам ислама, его ДУМ РФ занимается активной издательской и просветительской деятельностью… Однако шейхом Гайнутдином был предпринят целый ряд спорных шагов, вызвавших ответную реакцию. К примеру, из состава ДУМ РФ вышло сразу несколько региональных муфтиятов после того, как им было предложено изменить уставы. Местные муфтии теперь назывались бы мухтасибами, и их легко можно было снять с должности решением самого Гайнутдина. Самым шумным и скандальным в связи с этим вышел развод с ДУМ Ивановской области Фяритом Ляпиным, сопровождавшийся перепалками в прессе. Затем съезд ДУМ РФ фактически упразднил СМР (совет муфтиев России — задумывавшийся изначально как орган для равноправного взаимодействия отечественных муфтиев), теперь его сотрудники работают в совете муфтиев духовного управления мусульман РФ. Наконец, весь последний год Равиль хазрат и его сподвижники конфликтуют с Самигуллиным. Сначала его чуть ли не обвинили в подстрекательстве к сепаратизму муфтия Ляпина, а затем Гайнутдин вдруг написал письмо президенту Татарстана Рустаму Минниханову, где объявил, что ДУМ РТ управляет турецкий сектант. Причем случилось это буквально накануне избрания Самигуллина на третий срок. Кажется, Равиля хазрата не поддержал никто, и все сошлись на том, что глава ДУМ РФ просто обиделся на Татарстан, перехвативший у него инициативу в организации будущего празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, хотя именно Гайнутдин поставил соответствующий вопрос перед президентом РФ Владимиром Путиным.

Никого не должно удивить и высокое место Минниханова (3), а с учетом будущего празднования 1100-летия принятия ислама булгарами его позиции в ближайшее время будут только усиливаться. Напомним, сам президент РТ не раз говорил, что Путин лично поручил ему курировать связи с исламским миром, в том числе через группу стратегического видения «Россия – исламский мир», которую возглавляет татарстанский лидер. Кроме того, немаловажно, что глава республики — неформальный лидер всех татар планеты. Разве что история с постройкой в Казани Соборной мечети (опять-таки инициатива Минниханова) несколько застопорилась, а место под нее все еще не выбрано. Рядом с президентом Татарстана в рейтинге его «брат», лидер Чеченской Республики Рамзан Кадыров (4). Если Минниханов более активен на тюркском направлении, то Кадыров отвечает за связи в арабском мире, где его авторитет чрезвычайно высок. Да и ценности традиционного ислама глава Чечни отстаивает искренне и очень решительно.

Некоторое перемещение вниз в топ-100 Минтимера Шаймиева (5) никого не должно вводить в заблуждение. Главный татарский Бабай пользуется по-прежнему непререкаемым авторитетом, а теперь 84-летний политик постепенно передает эстафету, да еще как успешно: сразу двое из топ-3 рейтинга — Хуснуллин и Минниханов — называют первого президента РТ своим учителем. Ну а вклад Шаймиева, к примеру, в возрождение Болгара многие смогут оценить и на следующий год в разгар юбилейных мероприятий.

Алишер Усманов (справа) поддерживает массу проектов, связанных с исламом. Минтимер Шаймиев (слева) пользуется по-прежнему непререкаемым авторитетом

Вторая пятерка: доминирование Дагестана
На 6-й позиции, как и в предыдущем рейтинге, у нас закрепился Алишер Усманов, один из главных спонсоров строительства Болгарской исламской академии. Осенью 2019 года в интервью Forbes миллиардер признался, что отказался от бизнеса, который противоречит шариату, например от торговли табачными изделиями. Усманов поддерживает массу проектов, связанных с исламом, в России и родном Узбекистане. Еще один крупнейший предприниматель — Сулейман Керимов (9), на деньги которого в свое время была построена Московская соборная мечеть. Сегодня Керимов — об этом говорят многие эксперты — в своих благотворительных проектах сосредоточился на родном Дагестане, откуда в РФ, как известно, и пришел ислам. Роль миллиардера чрезвычайно велика и в экономической, и в духовной жизни региона.

Представители Дагестана в явном большинстве во второй пятерке рейтинга «БИЗНЕС Online». Хабиб Нурмагомедов (8) закончил свою карьеру бойца ММА с показателем в 29 побед и 0 поражений, он непререкаемый авторитет в родной республике. У Нурмагомедова 28 млн подписчиков в «Инстаграме», кажется, он лидирует по этому показателю среди всех россиян. Правда, пока так и непонятно, чем займется теперь атлет, придерживающийся довольно консервативных взглядов на ислам. Настояли эксперты газеты и на высоком месте муфтия Дагестана Ахмада Абдулаева (10), и дело не только в том, что у него больше всего мечетей среди своих коллег. У Абдулаева тысячи мюридов, влияние на которые вполне конкретное, выстроенное по типу военной организации, глава ДУМ Дагестана — суфийский шейх Накшбандийского и Шазалийского тарикатов. Причем авторитет муфтия признают даже светские федеральные власти. Когда Путин обсуждал непростую ситуацию с коронавирусом в Дагестане, приглашены на встречу были трое: глава республики, спикер местного парламента и муфтий.

Что касается Талгата Таджуддина (7), то собеседники отмечают уверенное положение заслуженного ветерана мусульманского мира, отметившего в прошлом году 40-летие во главе центрального духовного управления мусульман. Также многие заметили, что 4 ноября, в День народного единства, когда Путин беседовал в режиме видеоконференции с представителями основных религиозных конфессий, то от приверженцев ислама первым выступал как раз Таджуддин, а не Гайнутдин, который уже в конце разговора пригласил главу государства поучаствовать в праздновании большого юбилея ислама в Волжской Булгарии.

Политики и чиновники: от правой руки Кадырова до сына народного поэта Татарстана
Сразу вслед за первой десяткой в списке Адам Делимханов (11) — депутат Госдумы от Чечни и правая рука Кадырова, а этим все сказано. А вот его коллеги по нижней палате российского парламента расположились не столь высоко. Думец от Татарстана Ильдар Гильмутдинов (75) потерял место главы комитета по делам национальностей, но продолжает поднимать публично профильные темы. Депутата Ризвана Курбанова (84), сменившего в текущем созыве «Единую Россию» на КПРФ, называют человеком миллиардера Керимова. Гаджимурад Омаров (91) — депутат от Башкортостана из фракции «Справедливая Россия», в объединенной партии тоже имеет высокий статус — это один из опытнейших политиков, опирающихся на исламскую тематику.

Что касается членов Совета Федерации, то среди них Ильяс Умаханов (30) и Фарит Мухаметшин (32). Первый является также уполномоченным по делам хаджа при правительстве РФ, и от него во многом зависит распределение между российскими регионами квот на отправку паломников в Мекку, хотя в разгар пандемии коронавируса это и не так актуально. Мухаметшин же является заместителем Минниханова в группе стратегического видения «Россия – исламский мир».

Магомедсалам Магомедов (16) — замруководителя администрации президента России, отвечающий как раз за национальные и религиозные вопросы. Говорят, что Магомедов — правоверный мусульманин. Что же до его стиля как чиновника, то экс-глава Дагестана не замечен в каких-либо ярких речах и резких решениях. Глава Башкортостана Радий Хабиров (22) строит в Уфе Соборную мечеть, и не без проблем: уже произошло и банкротство бывшего подрядчика, и признание в отсутствии средств, но возведение объекта продолжается. Высокие позиции по-прежнему сохраняет и мэр Казани Ильсур Метшин (23): во время локдауна в городе под патронажем мэра активно реализовывался проект «Добрая Казань». Еще один татарстанец в списке — это высокий чин администрации президента России Алмаз Файзуллин (36), сын народного поэта РТ Равиля Файзуллина, который еще с 2013 года отвечает в АП РФ за работу с мусульманскими религиозными организациями. Тем временем Камиль Исхаков (51) несколько потерял позиции в нашем списке. В качестве помощника президента РТ он курирует строительство Соборной мечети в Казани, но пока до сих пор не выбрано даже место.

Ильсур Метшин (23) во время локдауна активно реализовыва проект «Добрая Казань». Камиль Исхаков (51) курирует строительство Соборной мечети в Казани
Ильсур Метшин (справа) во время локдауна активно реализовывал проект «Добрая Казань». Камиль Исхаков (слева) курирует строительство Соборной мечети в столице РТ
Бравый вояка Юнус-Бек Евкуров (26) — экс-глава Ингушетии, действующий замминистра обороны России, также высоко в нашем топ-100. Два представителя Кабардино-Балкарии — глава республики Казбек Коков (72) и член Совета Федерации Арсен Каноков (57). Непростым называют и текущее положение главы Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова (55), которому нужно переизбираться этой осенью. Впрочем, считается, что потенциально на его пути может встать Казимир Боташев (40), покинувший должность начальника разведывательного управления Росгвардии.

Бизнесмены и меценаты: Алекперов «раскрылся»
Президент «Лукойла» Вагит Алекперов (13) прибавил в нашем рейтинге благодаря признанию, сделанному на первом заседании попечительского совета БИА под руководством Сергея Кириенко. До этого один из главных нефтяников страны предпочитал помогать мусульманским структурам, не слишком афишируя эти факты. А здесь один из самых богатых людей РФ сам приехал в Татарстан, где сказал корреспонденту «БИЗНЕС Online»: «Тут личное присутствует, я здесь не как руководитель компании, а как гражданин России. Для меня это очень важно — спонсорская деятельность здесь, на территории Болгара». Рядом с ним — еще один завсегдатай списков Forbes Михаил Гуцериев (14). По словам информированных собеседников газеты, главный акционер «Сафмара» за последние годы построил несколько мечетей. Достойное место в двадцатке рейтинга занял и частый гость Казани Марат Кабаев (20): лоббистские возможности отца Алины Кабаевой всем известны, а среди крупных начинаний международной ассоциации исламского бизнеса — строительство в центре столицы РТ торгового центра HalalGuideMall.

Также на солидных позициях, как и в 2019 году, в топ-100 от «БИЗНЕС Online» находятся известные отечественные бизнесмены Муса Бажаев (24), Руслан Байсаров (37) — оба также входят в попечительский совет Болгарской исламской академии, а также Ралиф Сафин (31). Правда, об отце певицы Алсу известно лишь то, что он строит целый курорт в родном Уяндыково в Башкортостане. Гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов (34) и его компания все ярче себя проявляют на ниве меценатства. Поговаривают, что татарстанский нефтяной гигант собирается приняться за центральную мечеть Альметьевска.

48-й в нашем рейтинге — Рустем Сулейманов — крупный коллекционер и меценат. Мы ждем новых ярких выставок от его фонда им. Марджани, в том числе связанных и с мусульманской тематикой. Находит свое место под солнцем и ассоциация предпринимателей – мусульман России, руководитель которой, Айдар Шагимарданов (62), также в списке.

Тем временем владельцу группы «Сумма» Зиявуддину Магомедову (78) не позавидуешь: прямо сейчас в Мещанском суде Москвы рассматривается уголовное дело в отношении миллиардера и его брата. Их обвиняют в мошенничестве и создании преступного сообщества. Однако авторитет Магомедова, личного друга Хабиба и многих важных людей в мусульманском мире, столь высок, что он остается в рейтинге, хотя и находится под стражей с 2018 года. Непросто и известному московскому меценату Рафаэлю Фаизову (89), которого пытаются банкротить в Татарстане.

Камиль Самигуллин (12) солидно прибавил в рейтинге. Джалиль Фазлыев (96), переизбранный, как и Самигуллин, на своей должности — главного казыя татарстанского муфтията

Подвижники веры: главные муфтии России
Солидно прибавил в нашем рейтинге муфтий Татарстана Самигуллин (12) — его второй срок во главе ДУМ РТ действительно оказался удачным для 36-летнего религиозного лидера. Управление развило активную издательскую деятельность, получило свое радио и ТВ. Кроме того, Камиль хазрат вполне уверенно себя чувствует и в публичном поле, отбиваясь, к примеру, от атак из-за одного фрагмента тафсира (толкования) Корана, изданного в Казани. Есть в рейтинге и Джалиль Фазлыев (96), переизбранный, как и Самигуллин, на своей должности — главного казыя татарстанского муфтията. Еще один представитель Татарстана — это экс-муфтий РТ Гусман Исхаков (80), который, несмотря на скромные позиции, продолжает оставаться одним из авторитетов для уммы республики.

Что касается основных муфтиев и руководителей духовных управлений, то они по большей части сохранили свои позиции или же поменяли их незначительно: Альбир Крганов (17), Бердиев (18), Салах Межиев (21), Нафигулла Аширов (27), Мукаддас Бибарсов (38), Эмирали Аблаев (59), Равиль Панчеев (64), Мухаммад Таджуддинов (65), Иса Хамхоев (66). Отметим лишь новичка — молодого главу ДУМ Башкортостана Биргалина (50).

А вот люди из команды Гайнутдина немного сбавили в рейтинге: Шамиль Аляутдинов (15), Дамир Мухетдинов (19), Ильдар Аляутдинов (33), Рушан Аббясов (47). Позиции известного богослова Шамиля Аляутдинова подкосило уголовное преследование члена совета улемов ДУМ РФ (который возглавляет Аляутдинов), имама казанской мечети «Аль-Иман» Альберта (Абдуррахмана) Наумова. Мухетдинов же защитил первую в России докторскую диссертацию по исламской теологии, однако на остальных фронтах еще недавно едва ли не самому перспективному в стране мусульманскому деятелю пришлось непросто. По нему регулярно били анонимные телеграм-каналы, возглавляемый им Московский исламский институт то терял лицензию, то получал ее назад. Кроме того, Мухетдинов почти неприлично ругался с муфтием Самигуллиным после выхода из ДУМ РФ муфтията Ивановской области.

Главным фаворитом в женском одиночном катании называют 15-летнюю Камилу Валиеву (100), она еще даже не участвовала в международных соревнованиях для взрослых, но уже большая звезда

Спорт и сцена: татарки-фигуристки и их босс из Мосгордумы
Спортивный десант в рейтинге «БИЗНЕС Online» на этот раз более внушительный, чем два года назад. И особняком здесь стоят две фигуристки, воспитанницы великой и ужасной Этери Тутберидзе. В 2018 году Олимпиада в Пхенчхане сделала звездой Алину Загитову (35), которая теперь пусть фактически и закончила карьеру, но стала большой медийной звездой. А на Зимних играх 2022-го в Пекине уже сейчас главным фаворитом в женском одиночном катании называют 15-летнюю Камилу Валиеву (100), она еще даже не участвовала (в силу возрастных ограничений) в международных соревнованиях для взрослых, но уже большая звезда. Загитова не раз говорила: «Я горжусь тем, что мусульманка». Валиева, кажется, таких заявлений в разговорах с журналистами не делала, но подтверждала, что в ее семье чтут все татарские традиции. Здесь же мы отмечаем и пламенного оратора Рената Лайшева (88) — депутата Мосгордумы, гендиректора центра «Самбо-70», где и тренируются у Тутберидзе наши прекрасные фигуристки.

Хабиб ввел среди российских мусульман моду на смешанные единоборства, так что представителей этого вида спорта у нас немало. Магомед Исмаилов (Мага) (49) — это едва ли не главная российская звезда ММА, выступающая в России, а не в UFC или Bellator. Еще у Маги очень интересный и веселый «Инстаграм» с почти 2 млн подписчиков. Забит Магомедшарипов (70) — еще один крутой боец из UFC с уникальной техникой, полученной в знаменитой школе ушу-саньда «Пять сторон света», правда, Магомедшарипов давно не выходил в октагон. Радмир Габдуллин (93), президент союза смешанных боевых единоборств ММА России, организует все любительские соревнования по смешанным единоборствам в стране, оказывает содействие тысячам атлетов.

Список спортсменов на этом не заканчивается. Олимпийский чемпион по вольной борьбе Абдулрашид Садулаев (69) выиграл лицензию в Токио-2021, а Буйвасар Сайтиев (54) — ныне депутат Госдумы, настоящая легенда данного вида спорта. Иранец Сердар Азмун (76), экс-игрок «Рубина» и лидер атак «Зенита», пожалуй, самый известный мусульманин российского футбольного чемпионата, посоперничать с ним может только Курбан Бердыев (68), который пока взял паузу в активной тренерской карьере. Ну и добавим сюда Альберта Яруллина (98) из хоккейного «Ак Барса», который не только читает намаз, но и отличился в Казани на ниве волонтерства во время локдауна.

Артистов у нас лишь трое: легенда советской эстрады Ренат Ибрагимов (39), в зрелом возрасте пришедший к исламу; певица Алсу Абрамова (Сафина) (61); а также актер с противоречивой репутацией Марат Башаров (95).

Фарит Фарисов (41) — председатель Татарской национально-культурной автономии Москвы, а также зампредседателя ДУМ РФ

Общественные деятели: блогеры и издатели
Фарит Фарисов (41) — председатель татарской национально-культурной автономии Москвы, а также зампредседателя ДУМ РФ — открывает эту часть нашего рейтинга. Здесь же мы обнаружим и довольно скандального дагестанского политолога и общественного деятеля Руслана Курбанова (46), президента исламского культурного центра России Абдул-Вахеда Ниязова (53), председателя президиума российского конгресса народов Кавказа Алия Тоторкулова (56), бизнес-тренера Саидмурода Давлатова (74) и телеведущую Динару Садретдинову (77).

Яркие здесь и новички. Например, бурная издательская деятельность татарстанского муфтията — это во многом заслуга Ришата Хамидуллина (43), возглавляющего ИД «Хузур». Айдар Газизов (63) — руководитель международного центра стандартизации и сертификации «Халяль» совета муфтиев РФ — один из людей, сделавших многое для становления системы сертификации как таковой, особенно ее правового обеспечения. Он один из тех, кто почти 20 лет формирует лицо халяльного бизнеса в России. Артур Мухутдинов (90) — председатель ДУМ Свердловской области, председатель татарской национально-культурной автономии региона, активно раскачивает тему строительства Соборной мечети в историческом центре Екатеринбурга, хотя у этой идеи и немало противников. Зиннат Садыков (92) — председатель ДУМ Тюменской области, наиболее сильная структура в макрорегионе, который аналитики называют новой точкой концентрации религиозной жизни после Кавказа и Поволжья.

Здесь же мы отмечаем и известный уже на всю страну центр реабилитации людей с ограниченными возможностями при казанской мечети «Ярдэм», которую возглавляет Ильдар Баязитов (67). Назовем и имам-хатыба уфимской мечети «Ихлас» Мухаммада Галлямова (87), активно развивающего татарскую тему, а также председателя духовного управления мусульман Ивановской области, опытного Ляпина (99), не испугавшегося бросить перчатку команде Гайнутдина. В строю и знаменитый мусульманский блогер Расул Тавдиряков (73). В то же время известного книгоиздателя Асламбека Эжаева (82), который печатает «правильные исламские книги», недавно арестовали — вменяют ему аж финансовую помощь террористическим структурам. Впрочем, в исламском мире далеко не все согласны с претензиями в адрес Эжаева.

Рафик Мухаметшин (25) – некогда светский историк, а сегодня авторитетный мусульманский ученый и один из главных в стране специалистов по исламскому образованию
Рафик Мухаметшин (25) — некогда светский историк, а сегодня авторитетный мусульманский ученый и один из главных в
»
Интеллектуалы: Шевченко и другие исламоведы
В данной части списка у нас много знакомых имен: Рафик Мухаметшин (25) — ректор Российского исламского института, заместитель главы ДУМ РТ, некогда светский историк, а сегодня авторитетный мусульманский ученый и один из главных в стране специалистов по исламскому образованию; Шамиль Султанов (28) — президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир», интервью с которым часто можно встретить в «БИЗНЕС Online»; Рустам Батыр (44) — бывший первый зампредседателя ДУМ РТ, блогер, чьи статьи в нашей газете не первый год будоражат умму; известные востоковеды, исламоведы Ахмет Ярлыкапов (45), Эльмир Кулиев (52), Али (Вячеслав) Полосин (71), Фарид Асадуллин (81), а также Ренат Беккин (94), ныне работающий в Швеции.

Здесь же и уважаемые ученые-аксакалы. Академик Абдусалам Гусейнов (83) ранее возглавлял Институт философии РАН. Врач-кардиохирург Ренат Акчурин (85), как известно, делал операцию коронарного шунтирования первому президенту России Борису Ельцину. Роберт Нигматулин (86), научный руководитель Института океанологии РАН, ранее штурмовал пост главы Российской академии наук. Все трое — люди, которыми гордится исламский мир, хотя они и прославились прежде всего на ниве науки. Если говорить о звездных ветеранах общественных наук, то здесь отметим знаменитого специалиста по исламской философии Тауфика Ибрагима (58), а также научного руководителя Института истории им. Марджани Рафаэля Хакимова (60), некогда выдвинувшего концепцию евроислама.

Теперь о новичках нашего топ-100. Это небезызвестный Максим Шевченко (29) — в сети полно предположений, что он не только публично защищает мусульман, но и сам принял ислам, а также Аликбер Аликберов (42) — мусульманин, недавно ставший директором Института востоковедения РАН, и филолог Айнур Тимерханов (79) — и. о. ректора Болгарской академии.

Отметим и перезагрузку яркого мусульманского интеллектуала Арслана Садриева (97): некогда он поднимался по карьерной лестнице в структурах Гайнутдина, а сегодня является представителем ЦДУМ в Москве и Центральном федеральном округе России, реализуя образовательные проекты.

* * *
Таким получился второй по счету коллективный портрет российского ислама по версии «БИЗНЕС Online». В который раз подчеркнем, что подобные рейтинги во многом носят субъективный характер, и призываем читателей соглашаться или же спорить с нашими авторами в комментариях.

https://m.business-gazeta.ru

Yorumlar