CIA yeni direktörü Rusya’da “gazetecilik” adı altında casusluk mu yaptı?

İran’da TÜRK varlığının devlet statüsüne taşıma aktiviteleri

DONALD TRAMPIN QARABAĞLA BAĞLI PLANIMI VAR?

İtalya’da Masonlar Amerika’da Trump dertli!

Сергей Шамба: Мы вполне терпеливы, чтобы ждать [Интервью]

Gürcistan, Kuzey Kafkasya 11 Nisan 2016
496

Сергей Шамба: Мы вполне терпеливы, чтобы ждать [Интервью]
segeyşamba
Особый статус Абхазии при федеративном устройстве Грузии, возвращение беженцев, позиция Сухуми по отношению к Тбилиси–что мог изменить визит в Тбилиси, состоявшийся в 2006 г. и документ привезенный тогда – «Лаивпресс» предлагает интервью с председателем партии «Единая Абхазия» и членом парламента Абхазии Сергеем Шамба.

Лаивпресс: Нашу беседу хочу начать с предложения, сделанного Тбилиси для Сухуми, в котором речь идет о готовности рассмотрения вопроса федеративного устройства – европейскую модель, согласно которому у Абхазии будет особый статус. Как бы вы оценили это предложение и можно ли ожидать рассмотрение подобной инициативы в Сухуми, или возможно Тбилиси будет представлена собственная версия?

Сергей Шамба: Реакция абхазской стороны может быть четкой и однозначной: все договоренности о широкой автономии, совместном государстве, федерации и конфедерации были возможны только и они обсуждались до войны и даже сразу после нее. Грузинская сторона отказывалась обсуждать любые компромиссные предложения. Теперь, как говорится, поезд ушел. 8 августа 2008 года Грузия фактически в одностороннем порядке вышла из всех договоренностей, начав военные действия против Южной Осетии. После этого последовало решение Российской Федерации о признании Республики Абхазия и Республик Южная Осетия. Этому решению последовали и несколько других участников международного процесса. Да, пока их мало. Но разве мало в мировой практике последних десятилетий моментов, когда признание носит ограниченный характер? Например, возьмем пример Косово, Северного Кипра, Палестины.

Сейчас все разговоры о предложениях по федеративному устройству – это попытка впрыгнуть на подножку даже не уходящего, а ушедшего поезда. Наша позиция ясна: политическое урегулирование грузино-абхазского конфликта может быть достигнуто лишь на основе взаимногопризнания Грузией и Абхазией независимыми государствами-субъектами международного права, подписания мирного договора между Сухумом и Тбилиси. Эти условия – результат консенсуса во всем абхазском обществе вне зависимости от политической принадлежности. Мы понимаем, что у грузинской стороны есть совершенно иное представление о политическом урегулировании. И что это представление диаметрально противоположно нашему. Лично я убежден, что наступит время, когда обе стороны должны будут предпринять реальные шаги для преодоления вражды и конфронтации. Думать нужно не о возвращении территорий, а о восстановлении дружественных отношений между нашими народами. Уверен, что на такую позицию грузинской стороны абхазское общество ответит адекватно. Время все дальше и больше разводит нас, но думаю появятся в Грузии политические деятели способные, как это сделал в свое время Ш. Де Голь, признавший Алжир, сделать шаги в правильном направлении, абхазская сторона, я уверен, пройдет свою часть пути. Время, видно, еще не пришло.

Однако мы помним, что в до 1934 года США, например, не признавали СССР, а потом эти две страны стали инициаторами создания ООН и фактически всего современном миропорядка. Другой пример: послевоенная ФРГ долго не хотела признавать границы Польши, установленные союзниками на Потсдамской конференции. А чем все кончилось? Варшавским договором 1970 года и германско-польским договором от 1990 года. То есть признанием этих границ.

Так что времена меняются и мы вполне терпеливы, чтобы ждать

Лаивпресс: В 2006 году вы находились в Тбилиси. По данным грузинской стороны, вы привозили документ определенного характера. Разъясните, если можно, что он включал в себя, каким образом в нем были представлены будущие отношения между Тбилиси и Сухуми? Шла ли в нем речь о нахождении Абхазии в составе Грузии, в каком либо виде?

Сергей Шамба: Давайте сразу определимся. Я готов ответить на любой вопрос, если он не касается вопросов государственной тайны Республики Абхазия и конфиденциальных подробностей переговоров с грузинской, российской и любой другой стороной, в которых мне приходилось участвовать, когда я был главой МИД и премьер-министром страны.

В данном случае, я принимал участие в переговорах не один. С грузинской стороны у меня тоже были партнеры. Например, господа Менагаришвили, Адамия, Хаиндрава, Якобишвили, Аласания и другие. И без согласования с ними я не могу говорить о том, какие именно мы обсуждали вопросы, какие документы прорабатывали.

Я сказал выше, что в разное время обсуждались разные проекты До 2008 года переговоры носили очень интенсивный характер, в них активно участвовали многие влиятельные силы. Последняя модель взаимоотношении Грузии и Абхазии, которую мы обсуждали, была предложена министром иностранных дел РФ Примаковым и она была в большей степени конфедеративной, но именно грузинская сторона ее отклонила.

И хотел бы повторить еще раз: все разговоры о возможных вариантах разрешения конфликта, которые имели место в 1994-2008 годах, уже относятся к области истории. Признание независимости Абхазии навсегда закрыло вопрос о ином варианте решения конфликта, кроме взаимного признания Грузии и Абхазии, что несомненно даст импульс, для восстановления дружбы и сотрудничества между нашими народами. Для меня очевидно, что это должно быть главной задачей для обеих сторон.

Лаивпресс: С вооруженного конфликта прошло 23 года, хотя для грузинской стороны актуальным остается вопрос возвращения беженцев. Что вы скажете об этом? Должны ли вернуться эти люди в Абхазию? Насколько реалистичным вам это кажется?

Сергей Шамба: Вопрос о беженцах предлагаю разделить на две части.

Первая часть – это вопрос о беженцах из внутренних районов Абхазии, которые покинули территорию республики после войны 1992-1993 гг.

Вторая часть – это беженцы из Галского района. Что касается вопроса о беженцах из внутренних районов Абхазии, то выскажу здесь не только свое мнение, но и мнение всего абхазского общества вне зависимости от политической ориентации. Эти люди являлись участниками сознательной политики грузинских властей по искусственному изменению этнического состава населения Абхазии. Но это только половина проблемы. Большинство из них или принимало участие в боевых действиях против своих абхазских, армянских, русских и других соседей в 1992-1993 гг. или искренне поддерживало вторжение войск Госсовета Грузии в Абхазию. Может-ли это население вернуться и мирно жить с теми кто потерял близких людей в результате всего что произошло? Если бы в Тбилиси местные русские, осетины или армяне подняли бы против грузин оружие и были бы оттуда изгнаны. Много ли грузин было бы за то, чтобы вернуть такое население?

Для нас – абхазов – вопрос о возвращении грузинского населения во внутренние районы Абхазии закрыт. Я бы советовал лидерам так называемого «руководства Автономной Республики Абхазии в изгнании» не эксплуатировать тему «возвращения беженцев» и не тешить иллюзиями людей.

Теперь по галской проблеме. Жители Гала (и вообще всей той области, которую исторически называют Самурзакан) – это не мигранты из Грузии. Это наши коренные жители. Мы выполнили все свои обязательства по возвращению этих людей в места их проживания. И это относится как к последствиям конфликта 1992-1993 годов, так и последствия «шестидневной войны» в 1998 году.

Да, в нашем обществе есть огромная полемика по вопросу о том, считать ли галцев нашими гражданами, в связи с тем, что у них есть грузинское гражданство, а между нашими странами нет соответствующего договора, или просто предоставлять им вид на жительство? Однако это наше внутреннее дело и мы ищем пути решения этой проблемы. Главное, что объединяет всех в этом вопросе – эти люди не должны подвергаться дискриминации.

Лаивпресс: Согласны ли вы с политической позицией ваших властей по отношению к Грузии? Что бы вы изменили? Видите ли вы необходимость прямого диалога между Тбилиси и Сухуми?

Сергей Шамба: На самом деле, нет никакой отдельной позиции руководства Абхазии, отдельной позиции оппозиции, отдельной позиции центристских сил по вопросу о Грузии. Позиция у нас проста и предельна ясна: мы добиваемся политического урегулирования конфликта с Грузией на основе

взаимного признания в качестве субъектов международного права. Все остальное – это частности.

Однако хотел бы коснуться одной деликатной стороны, которая обсуждается как в России, так и в Грузии. Эта тема – контакты между отдельными представителями абхазского общества и Грузией. Тут и поездки в Грузию на лечение. Тут и тема приграничной торговли. Тут и визиты на всякие развлечения типа футбольных матчей. В Тбилиси каждый такой контакт вызывает восторг, а в Сухуме – это повод для споров в обществе.

Поэтому я хочу четко и недвусмысленно зафиксировать свою позицию: я хорошо понимаю, что рано или поздно отношения между нашими странами будут урегулированы.

Я понимаю, что есть определенное количество смешанных семей, которые должны поддерживать связи. И я нормально к этому отношусь.

Я спокойно отношусь к возможным торговым приграничным связям.

Я с пониманием отношусь к тому, что некоторые граждане Абхазии ездят в Грузию на лечение. В данном случае, я готов предъявить претензии властям нашей страны, которые не могут создать надлежащих условий для лечения наших граждан в самой Абхазии.

Что же касается различных увеселительных поездок типа поездок на футбол, то тут для меня вопрос прост. Я лично, как гражданин, как политик, как председатель НФА «Аидгылара», как ветеран войны считаю лично для себя политически и нравственно неприемлемым такие поездки до момента подписания мирного договора между нашим странами.

Если какая-то часть нашей молодежи считает для себя это приемлемым, то это их дело.

Однако грузины должны понимать, что никакая нормализация грузино-абхазских отношений невозможна еще и без извинений грузинской стороны за совершенные в Абхазии преступления. И тут грузинской стороне есть чему поучиться у Европы, в которую Грузия так стремится. Вспомним, как канцлер ФРГ Вилли Брандт встал на колени перед памятником жертвам Варшавского гетто. А ведь Брандт не был ни в малейшей степени ответственен за преступления нацистского рейха. Наоборот, в годы гитлеровского режима он был в эмиграции, участвовал в Сопротивлении. Коммунистическое руководство Грузии однажды нашло в себе мужество извиниться перед абхазским народом за политику проводившуюся в период Сталина и Берия. Найдет-ли в себе мужество демократическое руководство Грузии?

Лаивпресс: После четырехлетней паузы восстановлены пятисторонние встречи в Гали. Что смогут дать Тбилиси и Сухуми эти встречи, как вы думаете? Сможет ли восстановление сотрудничества оказать позитивное влияние на конфликт, и какое?

Сергей Шамба: Эти встречи имеют одно практическое и важное значение для снятия напряжения на абхазо-грузинской границе и в Галской зоне.

Лаивпресс: В последнее время в абхазском обществе активно обсуждается вопрос необходимости восстановления железной дороги. Как вы думаете, нужна ли Абхазии железная дорога и кому она принесет выгоду, в условиях нынешних политических данностей?

Сергей Шамба: Мое личное мнение: открытие сквозного железнодорожного сообщения принесет огромные выгоды и Абхазии, и Грузии, и Армении, и России. В первую очередь, выгоды экономические. Однако у перспективы открытия такого сообщения есть одно препятствие – это позиция грузинской стороны, которая не хочет открывать сквозное сообщение без предварительных условий. Давайте оставим в стороне вопрос статуса Абхазии и просто откроем дорогу. Однако грузинская сторона стоит на своем. От чего страдают третья сторона – Армения. Кстати, это было бы свидетельством того, что Грузия начала делать первые реальные шаги для преодоления конфронтации.

Лаивпресс: Грузинская сторона оценила соглашение Сухуми, заключенное с Москвой, как аннексию. Этот договор вызвал определенное разногласие и в абхазском обществе, в политических кругах. Как вы думаете, в условиях непризнания (если не считать Россию и несколько маленьких государств), исходя из этих данностей и с учетом того, что растет интеграция с Россией, каково будущее Абхазии?

Сергей Шамба: Будущее Абхазии – это суверенное независимое государство, которое, безусловно, будет стратегическим партнером России. Ни о каком вхождении в ее состав никто не говорит. Другое дело, что нам нужна синхронизация законодательства в ряде сфер, либерализация его в некоторых областях, создание механизмов координации между нашими оборонными системами и органами безопасности.

Лаивпресс: В начале октября в Грузии назначены парламентские выборы. По вашему мнению, имеет ли для Сухуми значение, кто победит на этих выборах? Есть ли люди, с которыми абхазы захотят сесть за стол переговоров?

Сергей Шамба: Честно говоря, в Абхазии мало кто следит за процессами, происходящими в Грузии. Уверен, что любой здравомыслящий человек желает мира и прогресса Грузии, хотя бы по тому, что народ, который живет в благополучной стране не желает потрясений

Yorumlar