PREZİDENT KİMİN TƏRƏFİNDƏDİR?

Nikol Paşinyan Ermənistanın Saakaşvilisi ola biləcəkmi ?

Rus senatör: Türkiye en doğrusunu yaptı, altını ABD’de bulundurmak çok tehlikeli

Devleti Okumak

Как россияне относятся к захвату других народов

Rusya 6 Eylül 2017
116

Мы говорим про геноцид целого народа – то есть от 500 тыс до миллиона убитых и примерно такое же количество насильственно депортированных, в результате этого на родине осталось около 5% двоенного числа черкесов, плюс насильственная депортация представителей почти всех прочих северо-кавказских этносов. Общее число насильственно изгнанных и тут составляет сотни тысяч. В процентном отношении к данному этносу – до 10-15 процентов, я думаю. Хотя по отдельным группам число было выше, так, у осетин этнической чистке подвигнута практически вся знать. Об этом в русской литературе – НИ СЛОВА СОЧУСВИЯ. И, БОЛЕЕ, ТОГО, ВООБЩЕ НИ СЛОВА.

Есть отдельные, тут и там, упоминания о ходе войны, массовое сожжение аулов, запасов продовольствия, тактика выжженной земли – ее русская армия применяла начиная с начала 18 века. Неудивительно, что в русской литературе можно найти упоминания об этом. Удивительно – что их столь мало. Кроме пары строчек у Лермонтова и Пушкина, вы среди опубликованного у них не найдёте ничего. И эти строчки – не более чем фотографическое описание, никакого осуждения тут нет, констатация всем известного факта, точнее, части всем известных фактов. Про то, что при сожжении аулов массового сгорали и их жители, про повальные массовые изнасилования, вы вообще ничего не найдете не только у писателей первого ряда. Вообще ни у кого.

Про изнасилования есть одна строчка в воспоминаниях Лорера (не думаю, что многие знают, кто это), и все, по сожжённых живьем жителях – у классиков нет вообще, пара строчек, например, у Николая Мартынова (который Лермонтова застрелил, он был очень хорошим писателем). Ни Лорер ни Мартынов, кстати, при их жизни не были опубликованы. Вот отрывок из поэмы Мартынова “Герзель-аул”:

Горит аул невдалеке…

Там наша конница гуляет,

В чужих владеньях суд творит,

Детей погреться приглашает,

Хозяйкам кашицу варит.

На всем пути, где мы проходим,

Пылают сакли беглецов.

Застанем скот – его уводим,

Пожива есть для казаков.

Поля засеянные топчем,

Уничтожаем все у них…

“Исмаил-бей” Лермонтова с его “Горят аулы, нет у них защиты…”

Это стихотворение Лермонтова, как и большинство его кавказских текстов, написаны до того, как он побывал на Кавказе (если не считать пребывания на водах 5 и 10-летнем возрасте).

Так, поэмы “Черкесы. Отрывокъ изъ поэмы” и “Кавказскій плѣнникъ. Отрывки изъ поэмы” написаны им в пятнадцатилетнем возрасте, в 1828 г. Стихотворение “Черкешенка” в 1829-м, Произведения “Аулъ–Бастунджи (отрывокъ)”, “Каллы. Черкесская повѣсть (отрывокъ)”, “Измаилъ-Бей”” ” и “Хаджи Абрек” написаны, когда Лермонтов учился в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров (“Хаджи Абрек в 1833, остальные – в 1832). И в этом отрывочке, пара строчек – просто общеизвестный факт. Может быть даже известный Лермонтову из урока в Школе юнкеров, “горят аулы, нету них защиты” – это официальная тактика ведения войны, наверняка ее в Школе преподавали. Позиция Лермонтова, отношение к этой тактике – вот она: “Какие степи, горы и моря Оружию славян не сопротивлялись? И где веленью русского царя Измена и вражда не покорялись? Смирись, черкес! И Запад и Восток, Быть может, скоро твой разделят рок. Настанет час, и скажешь сам надменно: Пуская я раб, но раб царя вселенной!”.

Кстати. Насчет сожжённых аулов. В экспедиции в Чечню 1840-го года, в которой Лермонтов участвовал (это один из немногих реальных эпизодов боевых действий, в котором он принимал участие), и частью которой было описанное Лермонтовым сражение на речке Валерик, были сожжены все чеченские аулы, посевы и запасы продовольствия на полосе е протяжённостью несколько десятков верст. О чем Лермонтов не проронил ни слова.

Но, повторю, все эти редкие упоминания относятся к ходу войны, длившейся сто лет. Такие вещи – “горящие аулы, нет у них защиты” – русская армия там делала по нескольку раз в день. Что касается главной темы этого поста – поголовная этническая чистка и геноцид черкесов – в русской литературе об этом нет ничего.

Что касается Толстого.

Один, по сути, абзац, полстранички – “Хаджи-Мурат” с его описанием зверств русских при разорении чеченского аула – это описание является единственным в своем роде в русской литературе. То есть, эти полстраницы – единственное правдивое описание истребления горских народов у классиков русской литературы. И опять, же это реалистическая фиксация действительности. Но над “Хаджи-Муратом” Толстой начал работу уже конце своих дней, только в 1896 году, и при жизни так и не опубликовал его. То есть Толстой – даже когда взял на себя роль моральной совести нации – не нашел нужным дать моральную оценку завоевания Кавказа.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Yorumlar