SƏRKİSYAN “QARABAĞ KARTIN”DAN İSTİFADƏ EDİR

Suudi Arabistan’da darbe!

Rus uzman: Altınlarını ABD’den getiren Türkiye demek ki S-400 füzesini kesin alacak!

Rus milletvekili: Erdoğan S-400 konusunda ABD’nin baskısına boyun eğmeyecek

Кавказ в зеркале позитива

Kuzey Kafkasya 4 Mayıs 2016
475

Кавказ в зеркале позитива
kafkaslı
Россияне в целом позитивно оценивают ситуацию на Северном Кавказе, однако число тех, кто отрицательно относится к мусульманам, растет, и динамика этих изменений внушает определенную тревогу.

Оценка обстановки в северокавказском регионе в зеркале общественного мнения со времен зимней сочинской Олимпиады-2014 практически не претерпела изменений. Как и два года назад, 41% опрошенных оценивает ее как благополучную и спокойную, 44% – как напряженную, и всего 5% – как критическую и взрывоопасную. Таковы данные соцопроса «Левада-центра», проведенного по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения в 48 регионах страны. При этом социологи специально уточнили, что речь идет о положении в Чечне, Дагестане, Ингушетии, перечислив в формулировке вопроса именно эти северокавказские республики.

Мало изменились и ответы относительно того, как изменится обстановка на Северном Кавказе в течение ближайшего года. 15% россиян полагают, что она улучшится (в 2014 году таких было 17%), 13% – ухудшится (12%) и 61% – что останется без изменений (два года назад так считали 56% опрошенных). Затруднились с ответом 12% сограждан. Подобные колебания настроений почти укладываются в рамки статистической погрешности.

Позитивный взгляд россиян на Северный Кавказ в значительной степени оправдан. Предолимпийская зачистка региона, как и относительно массовый отъезд потенциальных боевиков на Ближний Восток, существенно снизили градус общественного напряжения. Проблема в том, что очевидный уже крах так называемого «исламского халифата» в результате действий российских Военно-космических сил и сирийской армии, резко снизил число желающих присоединиться к этой гибнущей квазигосударственной структуре, да и пересечь границы стало куда сложнее.

Поскольку въезд и выезд из России жестко контролируются специальными службами, то главной проблемой в обозримом будущем может стать не возвращение боевиков из Сирии, о котором столько говорилось, а отказ их от отъезда из РФ с перспективой присоединения к действующим и создания новых бандформирований уже непосредственно на территории региона. Об этом могут свидетельствовать и участившиеся случаи терактов с использованием смертников, которых так любил использовать запрещенный в РФ террористический «Имарат Кавказ». И хотя благодаря сирийским событиям он постепенно утратил даже виртуальные очертания, это не гарантирует от попыток воссоздания аналогичной структуры.

Что касается контроля федералов над положением дел на Северном Кавказе, то оценка роли Москвы в этом вопросе всего за пять лет претерпела колоссальные изменения. В ноябре 2011 года только 5% россиян полагали, что обстановка контролируется в полной мере – сейчас таких 13%. Практически в два раза вырос процент тех, кто считает, что это происходит «в значительной мере» – с 29 до 53%. Более чем в два раза снизилась доля убежденных, что контроль осуществляется в малой мере (с 43 до 20%) и в пять раз, с 10 до 2% – что вовсе не осуществляется. Не знают, что сказать по этому поводу, все те же 12% опрошенных.

Эти цифры, с одной стороны, отражают не столько реальность, сколько инертность общественного мнения, по понятным причинам не вполне владеющего ситуацией на Северном Кавказе и во многом живущего прежними стереотипами. По мнению большинства северокавказских экспертов, положение в регионе за последние 4-5 лет принципиально изменилось к лучшему, а ситуация с личной и общественной безопасностью улучшилась в разы. Конечно, эти ощущения трудно изложить в цифрах, но нечто подобное, так или иначе, чувствуют и сограждане, проживающие далеко за пределами СКФО. С другой стороны, и эти данные демонстрируют резкий рост доверия федеральному центру в плане контроля над столь непростым регионом.

Пожалуй, наиболее интересна динамика изменений относительно позиции россиян по остропроблемному еще десять лет назад субъекту Федерации – Чеченской Республике. Если в 2006 году лишь 5% россиян полагали, что федеральные власти в полной мере контролируют ситуацию в ЧР, то сейчас таких 18%. Это самый большой процент положительных ответов за все десять лет проведения опросов по данной проблематике. Доля тех, кто считает, что федеральный центр делает это «в значительной мере», вырос с 29 до 47%, а уверенных, что это происходит лишь в малой мере – снизился с 43 до 20%. Только 3% респондентов думают, что федеральный центр вовсе не контролирует ситуацию в Чечне. В 2006 году таких было 16%. Мнение по этому вопросу не сформировали 13% россиян.

При этом 69% убеждены, что полномочия Рамзана Кадырова на посту главы Чечни следует продлить, 13% думают, что делать это не стоит и 18% затруднились с ответом на важнейший кадровый вопрос первого квартала текущего года. В определенной степени это можно считать вотумом доверия не только непосредственно Кадырову, но и декларируемой им политике, так раздражающей российских либералов.

Настораживает, однако, тревожная динамика ответов на несколько неожиданный в общем северокавказском контексте вопрос «Как вы в целом относитесь к мусульманам?». В январе 2008 года 23% опрошенных говорили, что вполне положительно, тогда как сейчас таковых только 14%. Скорее положительно относятся к исламу 13% против 27% восемь лет назад, а нейтрально – 48% против 32%. При этом число тех, кто смотрит на мусульман скорее отрицательно, выросло с 6 до 16%, а резко отрицательно – с 2 до 6%. Это – один из вопросов, по которому определился практически каждый: только 3% респондентов не знали, что сказать.

К этим данным трудно отнестись иначе, как к определению важнейшего фронта работ для Федерального агентства по делам национальностей, в сфере ответственности которого лежит в том числе и межконфессиональная проблематика: латентная исламофобия в обществе растет, причем, как говорится, опережающими темпами. Очевидно, что огромный вклад в эти негативные процессы внесло и продолжает вносить так называемое «Исламское государство» (запрещенная в РФ террористическая организация), добившееся позорной славы варварскими казнями и пытками, истреблением иноверцев и «неправильных», с их точки зрения, мусульман, а также памятников культуры мирового значения. Последние теракты на территории России, как правило, приписываемые «ИГ» или иным радикально-исламистским структурам тоже не могли не вызвать определенной настороженности по отношению к мусульманам как таковым – увы, отнюдь не только к экстремистам, прикрывающимся исламскими лозунгами. Не дать этой тенденции укрепиться – дело не только соответствующих служб, но и всего российского общества.

Яна Амелина – секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Yorumlar